Записи с темой: Книги (список заголовков)
02:47 

Ура!

А что, если я лучше моей репутации?
Вторую часть моей "Лошадки" всё-таки издадут! :dance::jump2:



Дайжест издательства

На обложке... ну, будем считать, что Ульрих. Никого другого подходящего подобрать не могу.

@темы: Пишу иногда, вот, Книги

01:17 

Вячеслав Рыбаков. Танская бюрократия. Выдвижение и продвижение - 2

А что, если я лучше моей репутации?
Вот мы добрались и до экзаменов, о которых хоть краем уха слышал всякий, вообще хоть что-то знающий о Китае. И всё же и тут я открыла для себя много нового.
Итак, придти с улицы на сдачу столичных экзаменов было невозможно - требовалось получить солидную рекомендацию. Выдвиженцы из глубинки сперва должны были пройти предварительные экзамены в своих уездах и округах, и получить рекомендацию от начальника округа - тогда они назывались "поднесёнными из волостей" (наряду с прочей данью). Поднесение талантливых кандидатов столице входило в обязанности начальников округов, танские законы предусматривали уголовное (!) наказание за выдвижение недостойных и задвигание достойных.
В самой же столице существовали училища - сюэ, и институты - шэнту, дававшие образование. Студентов из них рекомендовали их преподаватели.
Сдававшие академические экзамены могли претендовать на несколько учёных степеней. Первой из них был Выдающийся талант (сюцай). Он экзаменовался пятью рассуждениями-проектами - сочинениями, писавшимися в ответ на поставленные вопросы. В зависимости от стиля и доказательности авторов сочинений подразделяли на: из лучших лучший, из лучших средний, из лучших худший и из средних лучший. Все, кто не дотягивали до лучшего из средних, считались не сдавшими.
Ещё одна степень - Постигший каноны (минцзин). Эти сперва устно экзаменовались на знание классических текстов, угадывая по короткому отрывку, откуда взята цитата и отвечая на десять вопросов по смыслу канонов, а потом писали по три письменных сочинения-ответа на вопросы о современных делах. Классификация у сдавших была аналогичная.
Кандидаты в Ставшие учёными (цзиньши) экзаменовались пятью рассуждениями о современных делах и пятью отрывками из какого-нибудь канона. Ответившие полностью получали степень А (не знаю, как оно по-китайски, но у Рыбакова переведено именно так), успешно ответившие на восемь составляющих - степень Б. Кандидаты в Постигшие законы (минфа) экзаменовались семью статьями по уголовным постановлениям, и тремя по общеобязательным, получая в результате (если получали) те же А и Б.
Академические экзамены сдавались каждый год, но существовали так же Указные выдвижения - экзамены, срок и темы которого объявлялась лично императором. Эти, понятно, считались самыми престижными. А ещё были военные экзамены, введённые в правление единственной правящей императрицы Китая У-хоу. В них проверялась физическая подготовка: стрельба из лука, обращение с копьём, поднятие тяжестей...
Однако, сколь бы не был успешен кандидат на экзаменах, подняться с их помощью высоко, если только у тебя нет "тени", было малореально - даже лучший из лучших Выдающийся талант не получал допуска выше чем к основному высшему 8 рангу. Однако если "тень" была, и давала допуск выше, чем полагался по результатам экзамена, то картина менялась - степени Выдающегося таланта и Постигшего каноны давали повышение допуска от четырёх до одной единицы к собственной "тени". Таким образом, работали оба фактора - родство и личные способности, обеспечивая юному чиновнику хороший карьерный старт. Более того - стать Постигшим каноны мог и уже служащий чиновник, получая возможность при очередном повышении перескочить через ступеньку, а то и две-три, в зависимости от того, сколько канонов он изучил.
Однако недостаточно было успешно сдать академические экзамены и иметь "тень". Для успешного занятия должности требовалось ещё пройти и отборочные экзамены. И в дальнейшем эта процедура повторялась регулярно: каждый раз, когда срок полномочий в какой-то должности истекал, чиновник заново сдавал отборочный экзамен, подтверждая свою профпригодность. Если служба шла обычным путём, то это происходило раз в четыре года. Кандидатов рассматривали по нескольким параметрам: телосложение - тучность и рослость (интересно, какие размеры считались оптимальными? Но то, что этот параметр поставлен на первое место, кое о чём говорит - чиновник должен ВЫГЛЯДЕТЬ); речь - энергичность и прямота выражений; письмо - энергичность и изящество каллиграфии; написание суждений - стилистика и доказательность. Если по этим параметрам все кандидаты подходили, то первым делом рассматривалась проявление добродетелей (с мыслью дедушки Крылова "лучше пей, да дело разумей" китайцы явно бы не согласились). Если добродетели равны, рассматривались таланты. И лишь потом - производительность их труда во время предыдущей службы. Не подошедшие распускались - число служащих было штатным, и, понятно, чем выше была должность, тем более сужался этот круг. Пролезшие сверх штата, а так же допустившие лишних начальники наказывались - правда, если подтверждалось, что незаконное назначение произошло помимо воли чиновника, от ответственности он освобождался.
Бедные-бедные обладатели некондиционной внешности, не имеющие возможности пожаловаться на дискриминацию!
Зато у прошедшего отбор была возможность подобрать должность себе по душе. О его предпочтениях осведомлялись, и если преложенная должность его не устраивала, то он мог отказаться с изложением причин. Однако и быть слишком привередливым тоже не рекомендовалось - после трёх отказов подряд кандидат вылетал. Правда, у него оставалась возможность на следующий год попытать счастья заново.
Чиновников 5 ранга и выше уже не экзаменовали - только докладывали их имена в вышестоящие инстанции.
А ведь кроме отборочных экзаменов была ещё и проверка заслуг, ежегодная аттестация, которую проводили все начальники у своих подчинённых. Весь год собирались сведения о заслугах и проступках каждого служащего, зачитывались перед всеми, обсуждались, по итогам обсуждения распределялись по 9 степеням и отправлялись докладами в столицу. Ох уж эти китайцы - прирождённые классификаторы. Глядя на их классификации, можно подумать, что у них уже были компьютеры, настолько аттестационная документация подходит для машинной обработки.
Во-первых чиновников штата группировали по четырём "достоинствам", определения которых заставляют вспомнить бессмертное "характер нордический, выдержанный". Формулировались они так:
Первое: добродетель и верность долгу общеизвестны.
Второе: чистота и благоразумие очевидны.
Третье: бескорыстие и беспристрастность похвальны.
Четвёртое: тщание и усердие неослабны.
Во-вторых каждому присваивалось какое-нибудь из 27 "совершенств", например:
Предлагает то, что годиться, чтобы заменить то, что не годится, найти потерянное и восполнить упущенное. Это совершенство тех, кто служит в непосредственной близости к императору.
Оценивает и сравнивает людей так, что исчерпывающе выдвигает талантливых и достойных. Это совершенство тех, кто выбирает на должности.
Продвигает чистых и преграждает путь порочным, похвалы и порицания непременно отвечают действительности. Это совершенство тех, кто проводит аттестации.
В каждой мелочи блюдёт распорядок церемоний и правила ритуалов в соответствии с канонам и уложениями. Это совершенство тех, чья служба связана с проведением церемоний.
И так далее, и тому подобное - вплоть до работников складов ("Скрупулёзен в хранении накопленного, ясен в выдачах и приёмках") и пограничной стражи ("Рубежи спокойны, стены и рвы в порядке").
Совершенство у чиновника могло быть только одно, а вот достоинств хоть все четыре разом - как известно, верность долгу усердию не препятствует. А дальше начиналась чистая арифметика.Тот, кто получил при аттестации:
1 совершенство и 4 достоинства — из лучших лучший;
1 совершенство и 3 достоинства — из лучших средний;
1 совершенство и 2 достоинства — из лучших худший;
ни одного совершенства и 2 достоинства — из средних лучший;
ни одного совершенства и 1 достоинство — из средних средний.
Формулировки для тех, у кого не находилось ни одного достоинства и совершенства, более расплывчаты:
кто служит в общем хорошо, но совершенства и достоинства его неизвестны — из средних низший;
кто дает волю пристрастиям и предубеждениям и выносит решения с отклонениями от должного — из худших лучший;
кто пренебрегает общественным и склоняется к частному, а в делах службы имеются срывы или утраты - из худших средний;
кто, занимая должность, дошёл до обмана, проявив алчность и пороки - из худших худший.
Служащие вспомогательного штата тоже оценивались по 4 степеням:
Чистый, внимательный, усердный и пекущийся об общественном — лучший;
занимается делами, не склоняясь к частному, — средний;
служит без усердия — худший;
проявляет алчность и пороки — наихудший.
У получившего степень лучшего появлялся шанс выслужиться в штат основной.
В соответствии с результатами аттестаций чиновникам назначались поощрения и наказания. Из лучших лучший на следующий год получал двойной оклад, из лучших средний - прибавку на три четверти, а так далее. Средний из средних оставался при своих, далее начиналось уменьшение, вплоть до из худших худшего, который лишался должности, не получив ничего.
Ваны крови, столичные чиновники 3 ранга и выше, наместники и начальники округов, а так же ещё некоторые должности не аттестовывались - об их заслугах и ошибках докладывалось непосредственно императору, с тем, чтобы он вынес решение. Аттестация тех, кто возглавлял административные единицы, зависела от того, уменьшилось или увеличилось за время их службы на подотчётной им территории количество людей и распаханных земель - и, соответственно, количество налоговых поступлений.
К этому всему остаётся добавить, что сыновья чиновников 6 ранга и выше, не дававших "тени", тоже имели шанс пробиться на государственную службу - им была открыта дорога во вспомогательный штат, либо в охрану высокопоставленных чиновников и аристократов. После определённого количества лет хорошей службы им открывался допуск к должностям 9 ранга. Ну и отдельной строкой можно упомянуть подарки и милости, раздаваемые императором своему штату. Например, хорошо служащий, но долгое время болеющий чиновник мог получить соответствующую его рангу почётную должность, а реальную службу прекратить. Или император в честь какого-нибудь значимого события мог сделать щедрый жест: взять, да и повысить всех без исключения чиновников в ранге на два разряда.

P.S.Тем, кто страдал душевными расстройствами или пил запоем, запрещалось занимать должности в непосредственном окружении императора. Надо полагать, в отдалении от монаршей особы ни пьянство, ни сумасшествие препятствием для службы не являлись.

@темы: Книги, Это было недавно, это было давно

02:46 

Вячеслав Рыбаков. Танская бюрократия. Выдвижение и продвижение

А что, если я лучше моей репутации?
Кто и за что получал ранги и должности? В первую очередь - по родственной "тени". Благодаря знаменитым экзаменам. При получении титула или наградной должности. Ну и из вспомогательного штата можно было выслужиться в основной, хотя подняться таким путём на сколько-нибудь значительную высоту было нереально.
Наиболее массовой причиной получения допуска к должностям была родственная "тень", то есть - родство с действующим высокопоставленным чиновником. Мы привыкли, что должности не наследуются - по крайней мере, прямо. Конечно, сын министра имеет большие шансы сделать карьеру, чем сын садовника, но если министр наполняет свой штат своими родственниками, то это называется непотизмом, кумовством и обществом осуждается. А вот китайцы решительно бы не поняли, а что в этом плохого. Для них получение привилегий, среди которых фигурировала и возможность занять достаточно высокую должность, благодаря родству было не только в порядке вещей, но и в каком-то смысле законом природы.
После того, как император назначался Сыном Неба посредством получения Небесного Мандата, он становился ответственным за привнесение в мир людей вселенской гармонии, и для облегчения этой задачи Небо посылало ему свою благодать, прикрывающую от всевозможных бедствий - за исключением тех, что само же Небо послало в качестве предупреждения, если император со своей задачей не справлялся. Но благодати было много, и потому к ней так или иначе приобщались все, кто вступал во взаимодействие с императором - благодаря ли родству с ним, или верной службе в государственном аппарате. Более того, переняв частичку благодатной "тени", они сами становились её источником для собственного окружения - своих родных. Правда не все, а только верхушка - переходя с человека на человека, с ранга на ранг, "тень" как бы истощалась, и чем ниже была должность, тем меньший круг родных она прикрывала. Если император распространял свою "тень" до самых дальних пределов родства, то императрица - уже только до третьего или четвёртого колена, а супруга наследника - не дальше двоюродных братьев по отцу. При переходе с уровня на уровень истощалась так же возможность пользоваться привилегиями: родич чиновника, имевшего возможность обращаться непосредственно к императору, получал по "тени" возможность подавать прошение, и сам, в свою очередь, передавал своему ещё более суженному кругу родственников привилегию смягчения наказаний за преступления. Но даже те, кто сами "тени" дать уже не могли вследствие слишком низкой должности, продолжали как бы находиться по благодатным "зонтиком" Небес. И как император в следствие своего поведения мог лишиться Небесного Мандата и из законного владыки превратиться в узурпатора, после чего Небесный Мандат передавался более достойному, так и чиновник, покусившийся на своего "тенедателя" терял все привилегии и получал наказание по всей строгости, без оглядки на родство.
Таким образом, полученная от Неба, пусть даже и через посредника "тень" отделяла чиновников от всех остальных людей, делая из них как бы существ иной породы. Эта граница не была непреодолимой, простой человек мог приобщиться благодати, хорошо сдав экзамен или совершив подвиг в бою и получив в награду ранг. Но при этом он уже и сам становился совсем другим человеком.
Одной из даруемых "тенью" привилегий было получение допуска к занятию должности определённого ранга. Разумеется, чем более высокопоставлен был человек, тем на более высокий ранг мог претендовать его родственник. Родственники императрицы могли получить должности 6 ранга, сыновья носителей 1 ранга - 7 высший, а внуки - 7 низший, родные чиновника 2 ранга - 7 низший для сыновей и 7 сопровождающий для внуков, и так далее, вплоть до 5 ранга. Чиновники 6 ранга и ниже "тени" уже не давали. Почётные должности срабатывали точно так же, как и служебные. А были ещё и посмертные должности, которые давались в знак признания прижизненных заслуг, вроде как у нас могут посмертно присвоить орден. В этом случае сыновья и внуки пожалованных тоже получали допуск, пусть и сниженный на одну ступень по сравнению с пользователями прижизненной "тени".
Интересно, что аристократия, если она не служила, находилась в менее привилегированном положении, чем чиновники, если только речь не шла о родственниках императора. "Тень" титула прикрывала лишь сыновей, причём приравнивалась к "тени" чиновников 5 ранга, то есть самой низшей категории, вообще способной давать "тень". Не слишком интенсивна была "тень" и у носителей наградных должностей - её давали только два высших звания, и доступ получался только к должностям 9 ранга. Исключение составляли те редкие случаи, когда помимо наградной имелась ещё и служебная должность, причём наградная её превышала. Сыновья, внуки, а иногда и правнуки этих героев могли скакнуть выше. Впрочем, не всё так печально - сам носитель высокой наградной должности получал при благоприятных условиях доступ к занятию служебной, и соответственно, возможность сделать карьеру, обрести "тень" и осчастливить ею своих потомков. Да и не служивших аристократов едва ли было много.
Однако как бы ни была интенсивна "тень", высок титул или должность, "тень" от неё никогда не давала допуск выше 6 ранга. Только сыновья, а так же внуки и племянники императора по мужской линии могли претендовать на должности 4 и 5 рангов, все же остальные получали 5 (а потом и 3) ранг только по личному указу императора, и никак иначе.

Продолжение следует.

@темы: Книги, Это было недавно, это было давно

03:52 

Вячеслав Рыбаков. Танская бюрократия - 3

А что, если я лучше моей репутации?
Продолжаем разговор.
Кроме почётных и служебных должностей были ещё наградные и титулы знатности. Наградная должность была по сути тем же титулом - только не наследуемым. Её отличие от всех остальных было в том, что получить её можно было только за военные заслуги, и никаких социальных ограничений при этом не имелось - наградную должность вполне могли дать и отличившемуся солдату-простолюдину.

Перечень наградных должностей:
Шан чжуго, "Высшая опора государства" - основной второй ранг.
Чжуго, "Опора государства" - сопровождающий второй ранг.
Шан хуцзюнь, "Высший покровитель армии" - основной третий.
Хуцзюнь, "Покровитель армии" - сопровождающий третий.
Шан цинцзюй дувэй, "Высший общеначальствующий пристав легких колесниц" - основной четвёртый.
Цинцзюй дувэй, "Общеначальствующий пристав лёгких колесниц" - сопровождающий четвёртый.
Шан цидувэй, "Высший общеначальствующий пристав конницы" - основной пятый.
Цидувэй, "Общеначальствующий пристав конницы" - сопровождающий пятый.
Сяоцивэй, "Пристав доблестной конницы" - основной шестой.
Фэйцивэй, "Пристав летающий конницы" - сопровождающий шестой.
Юньцивэй, "Пристав облачной конницы" - основной седьмой.
Уцивэй, "Пристав воинственной конницы" - сопровождающий седьмой.

Однако наградная должность зависела не только от разового достижения на поле боя. Награждение складывалось из нескольких факторов, "подвижек", словно очков в игре: имел значение и личный послужной список, и заслуги отца и/или деда, и наличие других должностей и даже величина и значимость самой битвы, в которой был совершён подвиг. Всё дотошно расписывалось (у китайцев вообще страсть к классификации) - в общем, было сделано всё возможное, чтобы если уж не исключить, то хотя бы свести к минимуму риск произвола и личных симпатий-антипатий со стороны награждающего.
Награждение носило и вполне материальный характер: носители освобождались от уплаты налогов (как и все должностные лица), и получали от государства поля вечного пользования. Учёт жителей, получивших наградную должность проводился ежегодно.

А теперь перейдём к титулам. Как и положено, их обладание зависело от происхождения, либо пожалования лично императором. С каждым титулом был связан определённый ранг, а так же удел в определённое количество дворов, переданный "в кормление". Начнём с императорской семьи:

Тайцзы, "Великий сын" - наследник престола.
Циньван, "ван (князь) крови" - сыновья и братья императора - основной первый ранг.
Цзюньван, "областной ван" - сыновья наследника престола (в принципе этот титул могли пожаловать и сыну циньвана - в качестве особой милости) - сопровождающий первый ранг.
Сыван, "наследный ван" - наследник циньвана, тот, кому предстоит получить удел - сопровождающий первый.
Гогун, "княжественный гун" - наследные сыновья сыванов, цзюньванов, а так же сыновья лиц, пожалованных званием вана и наследующих с понижением - сопровождающий первый.
Цзюньгун, "областной гун" - прочие сыновья циньванов - основной второй.

Дальше шли более низкие титулы:
Гун - сопровождающий второй.
Хоу - сопровождающий третий.
Бо - основной четвёртый высший.
Цзы - основной пятый высший.
Нань - сопровождающий пятый высший.
Иногда к титулу добавлялась приставка "сянь" - "уездный": сяньгун, сяньхоу и т.д. Была и ещё одна добавка к титулу - кайго, довольно трудно переводимая, что-то вроде "основатель удела", или "участвовавший в основании государства". В некоторых источниках указывается, что этим титулом жаловали людей, поспособствовавших приходу к власти правящий династии.
Учитывая, что в Китае был развит институт наложниц, наследником как правило становился старший сын главной жены. Препятствием могла стать преждевременная смерть, совершение преступления или тяжёлая болезнь, и тогда права наследования переходили старшему внуку от старшего сына и его главной жены. Если такового не было (или был, но умер), то наследником назначался следующий брат старшего сына от той же матери, потом шли сыновья наложниц, потом - следующие внуки от старшего сына и т.д. Интересно, что наследование шло исключительно по нисходящей линии - сыновья, внуки, в крайнем случае - племянники, при условии, что при жизни дяди они выполняли обязанности сыновей. Но братья покойного ни при каких обстоятельствах наследовать титул и удел не могли. Если потомков по мужской линии не было, удел просто ликвидировался.
Полагались аристократии и поля вечного пользования. Если кто-то получил пожалование, но умер, не успев вступить во владение, то наследникам доставалась только половина.

Но этим лестница титулов не исчерпывалась. Кроме мужских, существовали и женские титулы знатности, правда, не передаваемые по наследству. Именовались они минфу "именитые дамы", и делились на внутренних (нэй) и внешних (вай). Принцессы же, то есть женщины из августейшей семьи, находились особняком, не принадлежа ни к тем, ни к другим (хотя некоторые тексты относят их к внешним).

Перечень принцесс:
Да чжангунчжу, "Великие старшие всеобщие повелительницы" - тётки императора по отцу, то есть сёстры предыдущего императора.
Чжангунчжу, "Старшие всеобщие повелительницы" - сёстры императора.
Гунчжу "Всеобщие повелительницы" - дочери императора.
Все перечисленные приравнивались к первому рангу. Дальше шли:
Цзюньчжу, "областные повелительницы" - дочери наследника - сопровождающий первый.
Сяньчжу, "уездные повелительницы" - дочери ванов крови - сопровождающий второй.

Дальше шли дамы. Внутренними дамами именовались обитательницы императорского гарема и гарема наследника престола. Расписывать названия и ранги всех этих фэй, пинь и ляньди, я, с вашего позволения не буду - желающих отсылаю к Рыбакову. Но важно было то, что императорская наложница - это не просто какая-то там девка. Это государственный служащий, человек в определённом ранге, что сказывалось и на её родне - матери наложниц с первого по четвёртый ранг включительно получали титул "областной матушки" - цзюньцзюнь - тоже приравнивавшейся к определённому рангу.
Внешние же дамы составляли женскую часть двора - это были матери и жёны получивших титулы и должности мужчин (опять-таки, неважно, служебных и почётных). Разумеется, и здесь царила строгая иерархия. Как и в Европе, самостоятельными эти титулы не были, и всегда привязывались к рангу мужчины. При этом к титулу матери всегда добавлялась приставка "тай" - "великая": если супруга должностного лица получала титул "уездная матушка", то мать именовалась не иначе как "великая уездная матушка".
Наложницы ванов и ниже в число дам не входили. Но и тут была своя регламентация - чётко расписывалось, кому сколько наложниц полагается иметь, и как их называть. Меньше определённого числа можно, больше - нельзя, но, как пишут, на деле случалось всякое.

@темы: Это было недавно, это было давно, Книги

01:55 

Вячеслав Рыбаков. Танская бюрократия - 2

А что, если я лучше моей репутации?
Итак, какие же были почётные должности, и с чем их ели?
Почётная должность была исключительно статусной - собственно, она и определяла личный ранг человека, в отличие от ранга служебного. Их давали в знак уважения, за заслуги, и не обязательно свои - родственники высокопоставленного человека тоже имели право на получение ранга, как говорили сами китайцы "по тени"; словом, когда нужно было повысить статус человека, а вот дать ему реальный чин не было возможности или желания. Кое-кто из историков пишет, что почётная должность, даже при отсутствии всех остальных, гарантировала получение жалования, хотя вопрос о величине этого жалования остается открытым. При этом у носителя реального чина почётной должности могло и не быть, но всё же предпочтительнее, чтоб она была, да и вообще лучше бы набрать должностей побольше, даже если реальной пользы в обычной жизни от них ноль - как мы помним, жалование не сумировалось. Зато в случае каких-то неприятностей дополнительные должности служили этакой подушкой безопасности, ведь ранг человека считался по высшей из них, а значит появлялось и право пользования всеми привилегиями, в том числе и в отношении смягчения наказаний. Натворил ты что-нибудь, за что полагается лишение чина - тебя и лишат самого верхнего, а все остальные останутся при тебе. А если к тому же наказание разжалованием не ограничится, то оставшаяся должность, пусть и меньшая, тоже даёт смягчение. Профит!
Понятно, что императорам это не слишком нравилось, тем более, что регулярно возникала путаница, и они пытались с подобным навешиванием на себя чинов и рангов бороться - с переменным успехом. Так или иначе, существовали официальные термины: если реальная должность оказывалась выше личной-почётной, то чиновник назывался блюдущим должность, если ниже - то исполняющим, если примерно равны - то совмещающим. Совместителями так же назывались имеющие две служебные должности.

Список гражданских почётных должностей:
Кайфу итун сань сы - сопровождающий первого ранга (первого основного среди почётных не было). Примерный перевод "Тот, кто может организовать свою администрацию наравне с тремя гунами" (отражение ханьского порядка, когда свою администрацию полагалось иметь только упомянутым трём гунам).
Тэцзинь, "Тот, кто выдвинут особо" - основной второго ранга.
Гуанлу дафу, "Великий муж блистательного преуспеяния" - сопровождающий второго ранга.
Цзиньцзы гуалу дафу, "Великий муж блистательного преуспеяния с золотой печатью и пурпурным шнуром" - основной третий.
Иньцин гуалу дафу, "Великий муж блистательного пруспевания с серебряной печатью и синим шнуром" - сопровождающий третий.
Чжэньи дафу, "Великий муж исправляющих увещеваний" - основной четвёртый высший.
Туньи дафу, "Великий муж исчерпывающих увещеваний" - основной четвёртый низший.
Тай чжундафу, "Почтенный великий муж посредине" - сопровождающий четвёртый высший.
Чжундафу "Великий муж посредине" - сопровождающий четвёртый низший.
Чжусань дафу, "Великий не обременённый муж посредине" - основной пятый высший. (Под "необременённым", по-видимому, подразумевалось отсутствие чётко очерченных функций - ведь почётные должности часто вырастали из служебных).
Чаои дафу, "Великий муж придворных увещеваний" - основной пятый низший.
Чаоцзин дафу, "Великий муж придворных собраний" - сопровождающий пятый высший.
Чаосань дафу "Великий не обременённый муж придворных собраний" - сопровождающий пятый низший.
Чаоилан, "Молодец придворных увещеваний" - основной шестой высший.
Чэньилан, "Молодец, участвующий в увещеваниях" - основной шестой низший.
Фэньилан, "Молодец, помогающий при увещеваниях" - сопровождающий шестой высший.
Тунчжилан, "Молодец исчерпывающей прямоты" - сопровождающий шестой низший.
Чаоцзилан, "Молодец придворных собраний" - основной седьмой высший.
Сюаньдэлан, "Молодец, распространяющий добродетель" - основной седьмой низший.
Чаосаньлан, "Не обременённый молодец придворных собраний" - сопровождающий седьмой высший.
Сюаньилан, "Молодец, распространяющий моральный долг" - сопровождающий седьмой низший.
Цзишилан, "Молодец для подачи дел" - основной восьмой высший.
Чжэншилан, "Молодец для сбора дел" - основной восьмой низший.
Чэнфэнлан, "Молодец для обслуживания" - сопровождающий восьмой высший.
Чэньулан, "Молодец для поручений" - сопровождающий восьмой низший.
Жулиньлан, "Молодец из учёных" - основной девятый высший.
Дэншилан, "Молодец, вступивший в службу" - основной девятый низший.
Вэньлиньлан, "Молодец из литераторов" - сопровождающий девятый высший.
Цзяншилан, "Молодец, подступивший к службе"- сопровождающий девятый низший.

Военные почётные должности:
Пяоци да цзянцзюнь, "Главнокомандующий стремительной конницы" - сопровождающий первый.
Фуго да цзянцзюнь, "Главнокомандующий, поддерживающий государство" - основной второй.
Чжэньцзюнь да цзянцзюнь, "Главнокомандующий армии, оберегающей покой" - сопровождающий второй.
Гуанцзюнь да цзянцзюнь, хуайхуа да цзянцзюнь, "Главнокомандующий армии, превосходящей всех", "Главнокомандующий, который лелеет приобщение к цивилизации" - основной третий высший (тут деление на высший и низших начинается с третьего ранга, как видим).
Хуайхуа цзянцзюнь, "Командующий, который лелеет приобщение к цивилизации" - основной третий низший.
Юньхуй цзянцзюнь, гуйдэ да цзянцзюнь, "Командующий под облачным знаменем", "Главнокомандующий, который обратился к добродетели" - сопровождающий третий высший.
Гуйдэ цзянцзюнь, "Командующий, который обратился к добродетели" - сопровождающий третий низший.
Чжунъу цзянцзюнь, "Командующий верный и воинственный" - основной четвёртый высший.
Чжуанъу цзянцзюнь, хуайхуа чжунланцзян, "Командующий мощный и воинственный", "Срединный мóлодец-командующий, который лелеет приобщение к цивилизации" - основной четвёртый низший.
Сюаньвэй цзянцзюнь, "Командующий, распространяющий грозность" - сопровождающий четвёртый высший.
Минвэй цзянцзюнь, гуйдэ чжунланцзян, "Командующий, выказывающий грозность", "Срединный мóлодец-командующий, который обратился к добродетели" - сопровождающий четвёртый низший.
Динъюань цзянцзюнь, "Командующий, утвердивший дали" - основной пятый высший.
Нинъюань цзянцзюнь, хуайхуа ланцзян, "Командующий, успокоивший дали", "Мóлодец-командующий, который лелеет приобщение к цивилизации" - основной пятый низший.
Юци цзянцзюнь, "Командующий повсеместно успевающей конницы" - сопровождающий пятый высший.
Юцзи цзянцзюнь, гуйдэ ланцзян, "Командующий, повсеместно наносящий удары", "Мóлодец-командующий, который обратился к добродетели" - сопровождающий пятый низший.
Чжаоу сяовэй, "Начальствующий пристав, прославленный воинственностью" - основной шестой высший.
Чжаоу фу вэй, хуайхуа сыцзе, "Товарищ начальствующего пристава, прославленного воинственностью", "Ведающий лестницей, который лелеет приобщение к цивилизации" - основной шестой низший.
Чжэньвэй сяовэй, "Начальствующий пристав, воздействующий грозностью" - сопровождающий шестой высший.
Чжэньвэй фу вэй, гуйдэ сыцзе, "Товарищ начальствующего пристава, воздействующего грозностью", "Ведающий лестницей, который обратился к добродетели" - сопровождающий шестой низший.
Чжиго сяовэй, "Начальствующий пристав, успешный в бою" - основной седьмой высший.
Чжиго фу вэй, хуайхуа чжунхоу, "Товарищ начальствующего пристава, успешного в бою", "Срединный караульный, который лелеет приобщение к цивилизации" - основной седьмой низший.
Ихуй сяовэй, "Начальствующий пристав, оберегающий под знаменем" - сопровождающий седьмой высший.
Ихуй фу вэй, гуйдэ чжунхоу, "Товарищ начальствующего пристава, оберегающего под знаменем", "Срединный караульный, который обратился к добродетели" - сопровождающий седьмой низший.
Сюаньцзе сяовэй, "Начальствующий пристав, распространяющий верность" - основной восьмой высший.
Сюаньцзе фу вэй, хуайхуа сыгэ, "Товарищ начальствующего пристава, распространяющего верность", "Ведающий клевцами, который лелеет приобщение к цивилизации" - основной восьмой низший.
Юйу сяовэй, "Начальствующий пристав, дающий отпор вражьим нападкам" - сопровождающий восьмой высший.
Юйу фу вэй, гуйдэ сыгэ, "Товарищ начальствующего пристава, дающего отпор вражьим нападкам", "Ведающий клевцами, который обратился к добродетели" - сопровождающий восьмой низший.
Жэньюн сяовэй, "Начальствующий пристав, человечный и отважный" - основной девятый высший.
Жэньюн фу вэй, хуайхуа чжицзи чаншан, "Товарищ начальствующего пристава, человечного и отважного", "Тот, кто бессменно держит алебарду и лелеет приобщение к цивилизации" - основной девятый низший.
Пэйжун сяовэй, "Начальствующий пристав, заботливый к воинам" - сопровождающий девятый высший.
Пэйжун фу вэй, гуйдэ чжицзи чаншан, "Товарищ начальствующего пристава, заботливого к воинам", "Тот, кто бессменно держит алебарду и обратился к добродетели" - сопровождающий девятый низший.
Должности, включающие в названия "приобщение" и "лелеяние" цивилизации и добродетели были изобретены для иноземцев, поступивших на китайскую службу.

Так же стоит заметить, что обладатели почётной должности четвёртого ранга и ниже, даже без служебной, всё же должны были отслужить определённое количество дней в году в Чиновной или Военной части, либо заплатить штраф за неявку. В случае стихийного бедствия в месте проживания штраф сокращался наполовину.

@темы: Это было недавно, это было давно, Книги

22:47 

Вячеслав Рыбаков. Танская бюрократия

А что, если я лучше моей репутации?
Решила припасть, чтобы разобраться в госустройстве древнего Китая. Понятно, что со временем многое менялось, но общие принципы, насколько я понимаю, долгое время оставались неизменными. Пока я ещё только в самом начале, но уже ум заходит за разум.
Давно известно, что китайские чиновники (хотя термин не самый правильный, так в это сословие кроме собственно канцелярских крыс входило ещё и офицерство, как армейское, так и городская стража, к примеру) делились по рангам. Рангов - в эпоху империи Тан - было девять, чем выше ранг, тем выше положение чиновника. Казалось бы всё ясно. А на деле - чёрта лысого. Начать с того, что в любом учреждении штат делился на основной и вспомогательный - обслуживающий персонал, писцов там всяких, привратников и прочих. Так вот, этот обслуживающий персонал тоже делился на ранги, вот только никакой власти и привилегий они не давали. Так что услышав только ранг человека нельзя было сделать вывод об его общественном положении, нужно было ещё и уточнить, на какой должности он подвизается. В основном же штате каждый ранг так же делился на основной и сопровождающий, а начиная с четвёртого и ниже каждый из них подразделялся ещё на высший и низший. Так что фактически рангов было тридцать. Кроме того личный ранг чиновника и ранг занимаемой им должности совпадали далеко не всегда. Ну и чтобы уж совсем жизнь малиной не казалась, кроме обычных должностей человеку могли присвоить почётную должность или наградную должность. А ведь были ещё и титулы знатности - все эти гуны, хоу и прочие. И все с рангами.
Жалование чиновник, кстати, получал по должности, а не по личному рангу - а если занимал несколько должностей, то по высшему из них, по принципу поглощения, а не суммирования. При этом государство полагало, что если кто-то состоит у него на службе, то и кормиться должен исключительно от него. Занятия торговлей или ремеслом запрещались - и не только самим чиновникам, но и членам их семей. Вплоть до того, что если ты уже чиновник, а твой родич занялся коммерческой деятельностью, то ты вылетаешь со службы. При этом, правда, тебе даётся на три года на то, чтобы "исправиться" (отговорить родственника от столь недостойного занятия, что ли?), но если не удалось - всё, волчий билет, на веки вечные ты простолюдин.
Вылететь со службы, кстати, можно было и в случае отказа уйти в добровольный бессрочный отпуск с половинным содержанием по уходу за больными или престарелыми родичами. Кто ж захочет держать на службе столь безнравственного человека?
Жалование же чиновнику выдавали на наш взгляд довольно своеобразно. Мало того, что оно исчислялось в мерах зерна (вот уж не знаю, действительно ли зерном отвешивали, или всё-таки пересчитывали на деньги), так чиновнику ещё и предоставлялся определённый участок земли, урожай с которого принадлежал ему. Такие земли подразделялись на поля вечного пользования, которые можно было передать по наследству по прямой линии, но нельзя было разделить, и продать, видимо, тоже нельзя, и на должностные поля, которыми можно пользоваться лишь пока ты занимаешь конкретную должность. Были свои поля и государственных учреждений, вместе с прикреплёнными к ним людьми, которые их обрабатывали.
В общем, уф. Пойду просвещаться дальше.

@темы: Книги, Это было недавно, это было давно

01:29 

Немножко о книгах

А что, если я лучше моей репутации?
Начав смотреть дорамы, заинтересовалась историей Китая. Кроме собственно исторических книг нашла у себя дома целых две книжки о попаданках в древний Китай. Увы, одна под названием "Печать богини Нюйвы" меня разочаровала. Хотя идея была очень многообещающая: две сюжетные линии, в одной из которых дочь профессора-китаиста вместе со своей сводной сестрой бежала от Революции в Шанхай в надежде перебраться в Америку, но благодаря волшебному артефакту из папиной коллекции обе девушки перенеслись на две с лишним тысячи лет назад, и с ходу закрутили романы с двумя полководцами: будущим императором и основателем династии Хань Лю Баном и его главным соперником Сян Юем. Во второй линии в наши дни приключается уже внучка профессоровой дочери с подозрительной фамилией Сян, получившая от бабушки в наследство тот самый артефакт. Увы, не смотря на интересный сюжет, исполнение ИМХО подкачало, так что мне даже не захотелось дочитывать роман до конца.
Второй роман Елены Горелик "Стальная роза" заметно лучше. Живёт-поживает в современной Эстонии потомственная кузнечиха и бизнес-леди Яна, пока однажды не узнаёт, что брат её покойного мужа, подавшийся в радикальные националисты, убил её родителей и явно намеревается прикончить и её саму. Недолго думая, Яна травит деверя и вместе с сыном пускается в бега. По пути её чуть не убивают, но она успевает сорвать с несостоявшегося убийцы медальон, оказавшийся могущественным артефактом, и тот переносит её в степь у северных границ империи Тан. В отличие от большинства попаданок, Яна почти не лезет в большую политику, не заводит романов с принцами и императорами, она выходит замуж за кузнеца, устраивается жить в приграничной крепости и при дворе бывает от силы пару раз. Зато активно занимается прогрессорством - вводит в обращение огнестрельное оружие, рассказывает китайцам о лежащих за океаном землях, с которыми можно будет завести выгодную торговлю, пока Китай ещё активен и открыт для новшеств и экспансии. Написано хорошим языком, читать интересно, даже когда не происходит ничего особенного, и почти нет ощущения, что автор подыгрывает героине - возможно, как раз из-за того, что в основном она живёт обыкновенной жизнью, а то, что окружающие мирятся с её необычностью в каких-то вопросах, логично объяснено. Она ведёт себя не так, как китаянка? Так она чужеземка издалека, и этого не скрывает. Женщине в виде исключения позволено работать в кузнице и даже заслужить звание мастера? В пограничье, в условиях фронтира, не до жиру, и разбрасываться доказавшими свою полезность мастерами слишком расточительно, кем бы они не были - тем более, что Яне повезло попасть в тот период, когда трон Китая в первый и единственный раз занимала женщина (не просто правила из-за чужой спины, формально являясь регентом или вдовствующей императрицей, как небезызвестная Цыси, а сама короновалась). Муж многое разрешает жене? Так муж сам - умнейший человек, и очень её любит.
Заодно потихоньку осваивают и исторические труды. Уже выучила, какие в Китае были императорские династии, и в каком порядке шли.) Во всяком случае, уже не так плаваю в этом вопросе, как раньше. Глядишь, когда-нибудь и до Японии с Кореей доберусь.

@темы: Книги

15:08 

Дыбр

А что, если я лучше моей репутации?
У ноутбука затарахтел вентилятор - стоит включить, как раздаётся прямо рычание. Попробовали продуть - стало ещё хуже. Вызвали мастера, он приехал и забрал ноут в мастерскую - менять. Так что теперь я пишу со старого ноута, который изрядно тормозит, и клавиши западают. Но на безрыбье... Зато вентилятор в полном порядке за все года работы. А в новом, прости Господи, и полутора лет не протянул. Вообще, с ним то и дело какие-то мелкие неполадки случались, но они до сих пор благополучно разрешались своими силами. То батарея ни с того, ни с сего начинала разряжаться, хотя он всё время подключён к сети; в принципе, можно обойтись и без неё, но всё равно нервирует. Но по вычитанным в интернете советам удалось исправить. То тормозить начинал по страшному, но это, он, как оказалось, обновления закачивал. Обновился, и всё нормализовалось. А теперь вот это.
Вчера купили седьмую книгу "Королевской крови" - "Огненный путь". В результате я, забив на все дела, только её и читала. Прочла, хоть и некоторые эпизоды пролистывала в ускоренном темпе. До описаний ли красот природы, когда хочется узнать, чего там дальше. :)

@темы: Книги, Всякое, Компьютерное

01:01 

А что, если я лучше моей репутации?
Просмотрела на работе книжку-разбор "Ромео и Джульетты". Ничего особо нового для себя не узнала, но натолкнулась на мыслишку. Меня всегда удивляла реакция папы-Капулетти на отказ Джульетты идти за Париса. Ладно бы он с самого начала решил выдать её замуж в ближайшее время, но ведь он изначально был настроен достаточно либерально, и предлагал дочке устами жены сперва посмотреть на жениха и высказать о нём своё мнение, то есть хотя бы теоретически допускал мысль, что Парис может и не понравиться. И вдруг лишь пару дней спустя такой ор и топанье ногами. Ладно, пусть родные приняли молчание Джульетты после праздника за знак согласия, и отказ стал полным сюрпризом. Однако папа даже не спросил, а в чём, собственно, причина отказа? Да и поставить свой ультиматум можно было и более спокойным тоном, однако он буквально втаптывает любимую дочь в землю. Как-то резковат переход от любящего и заботливого отца во вспыльчивого самодура.
А тут я подумала, что у папы-Капулетти случилось то, что современным языком называют "корона свалилась". Это когда человек считает себя по отношению к кому-то другому царём и богом, и если не думает, то чувствует, как этот другой замер перед ним в почтительном восхищении и любой чих кумира в свою сторону воспринимает как великую милость. И вот человек с высоты своего трона готовиться осчастливить вассала, и заранее предвкушает восторженные аплодисменты. А аплодисментов что-то и не слышно, и выясняется вдруг, что царём и богом его никто не считает. И милости его "вассал" в гробу видал, что, кстати, вовсе не обязательно соответствует истине, но по сравнению с прежним царением воспринимается именно так. Это крайне болезненный удар по самолюбию, и даже в наше время человек, особенно если он не считает нужным сдерживаться, может впасть в истерику, совершенно неадекватную нанесённой обиде. Которая, по здравому размышлению, и обидой может не быть, но человеку в этот момент не до здравых размышлений. Ему любой ценой нужно забраться обратно на трон, вернув себе чувство собственной грандиозности.
Как-то так.

@темы: Размышлизмы, Психологическое, Книги

23:42 

Когда слышал звон, да не знает, где он...

А что, если я лучше моей репутации?

@темы: Книги, Юмор

02:25 

Ирина Котова. Серия романов "Королевская кровь"

А что, если я лучше моей репутации?


Другой мир, сотворённый Создателем, который, отправившись дальше творить новое, оставил творение на своих же детей - пятерых богов и одну богиню, ставшую супругой всем своим братьям. Сначала боги вели себя с вверенным им миром как злые и безответственные дети, и тогда Создатель, как-то заглянув на огонёк, разгневался и отправил всех шестерых в человеческие тела, прожить человеческую жизнь. Побывав людьми и познав человеческие горести и чаяния, боги стали относиться к людям куда добрее, а странами этого мира отныне правили королевские роды, каждый из которых происходил от человеческого воплощения кого-то из богов, и обладал специфической магией, помогающей держать в стабильности подвластную им землю и оберегать её от катаклизмов.
И всё же боги не были избавлены от страстей и совершаемых под их влиянием ошибок. Как-то раз двое из них, Красный бог огня и войны и Чёрный бог смерти и чёрной магии, не поделили свою общую супругу, и в результате Чёрный ушёл в изгнание в другой мир, а Красный в гневе запретил поклонение изгнанному брату. И с тех пор носители крови Чёрного стали опасны для окружающих, ведь они лишились источника своей силы, и у них появился великий соблазн - пополнять свои магические резервы за счёт других людей, выпивая их досуха. Тем, кто не хотел идти этим путём, приходилось постоянно держать себя в железной узде, борясь с соблазном. А потом иссяк и род Чёрных королей. Один из них вмешался в чужую свару - король-потомок Красного затеял войну с родом драконов-оборотней, умеющих превращаться в людей, проиграл и пошёл на хитрость: с помощью короля-Чёрного они заточили всех драконов внутрь огромной горы. Вырваться оттуда драконы не смогли, и тогда они прокляли своих пленителей. В результате, прямая линия Чёрных просто вымерла, а род Красного начал хиреть, пока один из королей не оставил после себя единственную дочь - королеву Ирину, занявшую трон королевства Рудлог после его смерти.
У королевы Ирины было шестеро дочерей, но доправить спокойно ей не довелось - против неё был организован заговор, как потом выяснилось, возглавляемый чёрным магом. Династию Рудлог свергли, королева погибла в поединке с магом, забрав его с собой, но перед этим успела активировать заранее подготовленное заклинание, которое изменило внешность всем принцессам и перенесло их в самое безопасное для них место. Самым безопасным оказалось поместье небогатого офицера Мариана Байдека, по совместительству медведя-оборотня, который уже давно был, как ему казалось, совершенно безнадёжно, влюблён во вторую из принцесс, Василину. Но не было бы счастья, да несчастье помогло - оказалось, что Василина тоже его любит, и теперь препятствий для их брака не осталось. Остальные же сёстры, чтобы не подвергать их опасности, перебрались в деревню, где занялись кто чем - старшая, Ангелина, вела хозяйство, средняя, Марина, выучилась на медсестру и пошла работать, помогая семье, ещё две, Полина и Алина, уехали получать образование, причём Алина замахнулась аж на Магический университет, хотя способности к магии у неё были в лучшем случае средненькие, но она была заучкой и выезжала на педантизме и трудолюбии. Самая же младшая, Каролина, ещё ходила в школу.
Но прошло несколько лет, и даже тем, кто захватил власть в Рудлоге после гибели королевы, стало понятно, что королевскую кровь нужно вернуть на трон: без неё страну потрясла целая серия землетрясений, и если так будет продолжаться и дальше, Рудлог погибнет. Один из катаклизмов расколол гору, в которую были заключены драконы, и уцелевшие смогли выбраться на свет. Но из многотысячной стаи выжила лишь горстка, и драконий род был обречён на вымирание. Однако драконы нашли выход. Женщины из рода Красного были известны ещё и тем, что усиливали магию своих избранников. А значит, если последний из драконьих Владык Нории женится на принцессе из рода Рудлог, то он сможет возродить свою страну и свой народ.
Однако прежде чем короновать Рудлогов и жениться на них, сперва нужно было их найти. С этой задачей блестяще справился агент тайной службы Рудлога Люк Кембрич, аристократ и авантюрист, внук герцога Дармоншира, состоявшего в родстве с родом королей Инляндии, потомков Белого бога воздуха и целительства. Однако его поиск имел неожиданные последствия - гуляка и бабник Люк вдруг смертельно влюбился в принцессу Марину, и та, хоть и была сначала обижена на него, ответила взаимностью. Но на коронации случились сразу две неожиданности. Сперва корона, которая сама выбирает монарха из имеющихся претендентов, опустилась на голову не старшей Ангелине, а Василине, которая, пройдя инициацию браком, была в тот момент сильнее сестры. И в тот же миг Ангелина была похищена драконами, которые воспользовались тем, что коронация по традиции проходила под открытым небом.
А дальше разворачиваются ещё множество событий. Ангелина постепенно влюбляется в своего похитителя, но из упрямства отказывается это признать и рвётся домой, а Нории понимает, что наконец-то встретил равную себе и в этом поединке характеров может и проиграть. Василина учится управлять страной и одновременно быть женой и матерью, Марина пытается совместить долю принцессы, любимую работу и любовь к беспокойному Люку Кембричу, которого обстоятельства вынудили-таки принять титул герцога Дармоншира, а в перспективе перед ним маячит и нечто большее. Полина по большой любви выходит замуж за короля соседней страны, но прямо в день свадьбы его пытаются убить, и она, спасая мужа, отдаёт свой разум, и чуть не отдаёт жизнь, и что с ней будет дальше, неизвестно. Алина в Магуниверситете бодается с одним из преподавателей, известным женоненавистником профессором Троттом, который единственный, тем не менее, способен научить её некоторым очень важным вещам. И лишь одна Каролина пока ещё слишком мала для любовей и прочих неприятностей, но время-то идёт. А между тем не дремлют и чёрные маги, организовывая один заговор за другим. Сама по себе их цель благородна: вернуть Чёрного бога, без которого мир потихоньку гибнет, ведь стихия смерти - такая же неотъемлемая его часть, как и стихия жизни. Но пока их усилия приводят лишь к тому, что защита мира ослабевает, и недалёк уже тот день, когда случится вторжение из другого мира, обитатели которого придут отнюдь не цветочки на лугах собирать. И похоже, что как раз принцессам Рудлог и их избранникам и предстоит спасти этот мир...

ИМХО, серия, сравнимая пусть не с Камшей (та для меня вообще вне конкуренции), но с Панкеевой - точно.

ЗЫ. Вот как бы сделать так, чтобы картинки в столбик не выстраивались?

@темы: Книги

23:30 

А что, если я лучше моей репутации?
Увидела флешмоб у Gabbikins. Надо записать десять пейрингов в случайном порядке, а потом ответить на вопросы.

1.Принц Цзин/княжна Нихуан (Список Архива Ланъя)
2.Мэй Чансу/княжна Нихуан (оттуда же)
3.Рене Аррой/Герика (Вера Камша, "Хроники Арции")
4.Александр/Герика ("Арция")
5.Робер/Марианна (Камша "Отблески Этерны")
6.Генерал Юйвэнь Ту/Нин Кэ (Предание о легендарном мече Сюань Юаня)
7.Кантор/Ольга (Оксана Панкеева "Хроники странного королевства")
8.Доктор/Марта (Доктор Кто)
9.Робин Гуд/Мэриан (Робин Гуд, ВВС)
10.Люк Дармоншир/Марина (Ирина Котова "Королевская кровь")


Вопросы

@темы: Флешмоб, Сериалы, Книги

02:44 

Вера Камша. Рассвет, часть 3

А что, если я лучше моей репутации?


Книга меньше предыдущих и производит впечатление финишной прямой. Ниточки подтягиваются, группы персонажей сходятся вместе, или на пути к этому, и всё это, как обычно, сопровождается колоритными деталями, вроде попытки Коко украсть реликвии. Робер, кстати, что-то начал говорить обрывками фраз, раньше за ним такое не водилось. Хорошо, что они с Марселем перешли на "ты".
Сцена гадания и прогулка Лионеля по картинной галерее, а потом на Башню явно что-то значат, но я ещё не разобралась что. В смысле, чего-то предвещает, чего-то объясняет в картине мира, но мне в этой шараде деталек не хватает, а способности Лионеля делать выводы на основании столь разрозненных фактов я не обладаю. Люблю, к слову, читать его рассуждения (и забавно, как у них с Вальдесом мысли совпадают). Интересно, что хотя Савиньяк с Валме в Лаик друг друга видели, но с разных точек: когда Марсель обратился к призраку Лионеля, сам Лионель в это время смотрел из другого угла, и даже не понял, что обращаются к нему. Сны Робера и особенно Мэллит - до чего же отвратительные!
Лидаса даже жаль - сгинул не за понюх табаку. Ох уж эти гвардейские фанаберии! Тугарис - неожиданно, да, но, если подумать, на то многое намекало. И его твердокаменная уверенность, что он-то и есть предсказанный спаситель отечества, и его заявление, что разбойничье кубло в Белой усадьбе, хотя оказалось, что тамошние обитатели ни сном, ни духом... Страшная вещь - честолюбие, равно как, впрочем, и любая страсть, не знающая удержу. Опальный стратег решил, что вот его шанс, выпадающий раз в жизни, и ради этого можно и на жертвы пойти. А Капрас медленно, но уверенно таки движется к автономии.
Гирени хороша: ну грабил, ну убивал, а чо такова? Зато мне серёжки подарил. Варзов - эх... Но рано или поздно это случается со всеми, и, по крайней мере, он ушёл непроигравшим. Хоть и оставив, как говорится, вакуум во власти, и хорошо, что нашёлся такой вот Придд. Эмиль своей Франческе что-то не то написал. Нет, если есть влюблённость, но не любви, то это правильно - не морочить женщине голову, но его рассуждения: ах, ты достойна только полёта, а если полёта нет, то и сиди, голубушка, одна - м-да. Интересно, что он запоёт, когда увидит, что сердце у его брата не такое каменное, как он привык думать. Да, той влюблённости, что была у Эмиля, Лионель не узнает, зато уже знает любовь, а вот узнает ли её Эмиль...
А вот Селина, ИМХО, перегибает палку: новоиспечённый герцог Надорэа, конечно, умом не блещет, но решать за мать не стоит. До сих пор у неё хорошо получалось устраивать чужие дела, но тут занесло. И интересно, где она собирается найти короля, чтобы исполнить клятву папеньке (на крови!) Я-то подозреваю, где, но что она сама думает?
События на севере всё напряжённее и напряжённее. Жаль Глауберозе и Ореста, очень жаль, но хорошо, что Герард и Дахе выбрались - интересно, как смогли? Надеюсь, что этот вопрос в будущей книге не замнут. И вот не зря, не зря я подозревала, что злость Руппи вызвана не "горниками" впереди. Чувствуется, что к рождающейся вокруг него легенде приписана ещё одна страничка о герое, в одиночку защищавшем фельдмаршала от десятков убийц, с прикрасами и преувеличениями. И до-орого бы я дала, чтобы прочесть описание разговора Бруно и Алвы.
Жаль, что на этот раз в книге нет внутренних иллюстраций. Зато какие шикарные групповые портреты на форзацах! Впрочем, я их сюда уже носила.

@темы: Книги

00:33 

Юваль Ной Харари. Краткая история человечества

А что, если я лучше моей репутации?


Интересное чтение. Если кратко - книга о том, как способность к воображению создала нашу цивилизацию.
Человек, старый знакомый гомо сапиенс, был, как теперь известно, лишь одной из ветвей разумных человекообразных, и далеко не самой сильной, приспособленной, и даже не самой умной - мозг неандертальца, как говорят, весил больше мозга человека. Так почему же именно наши предки выиграли гонку за выживание? Благодаря способности мечтать - отвечает автор. В какой-то момент у человеков развилась способность верить в то, что нельзя увидеть глазами, пощупать руками и услышать ушами. Казалось бы, сомнительное достижение, но именно эта способность оказалась тем фактором, который позволил объединяться и налаживать долгосрочное сотрудничество огромным массам людей.
Ведь что такое, например, государство? Земля? Нет, ненаселённая территория государством быть не может. И населённая разрозненными племенами государством тоже не является. Люди? Но люди могут разъехаться по другим странам и территориям, страна может присоединить себе другую страну или её кусок вместе с её населением, а может распасться на части и образовать новые страны - и глядишь, земля та же, люди те же, а прежнего государства и в помине нету. Можно сказать, что государство - это договор, который люди, проживающие на определённой территории заключили между собой и с жителями других территорий. Но ведь этот договор нематериален. Конечно, он где-то записан, но его носитель или носители - не более, чем символ, да способ ознакомиться с положениями договора для тех, кто не присутствовал при подписании, и если с этим носителем что-то случится, договор свою силу отнюдь не утратит. Огромная масса вещей и понятий - религия, законы, патриотизм, права человека, деньги, политические и экономические структуры - существуют исключительно в нашем воображении. Просто мы ведём себя так, словно они имеют реальную силу. И пока достаточное количество людей соглашается так себя вести, они действительно имеют реальную силу.
До появления абстрактного мышления группы людей держались исключительно за счёт родственных и дружеских связей. Именно так живут нынешние человекообразные, именно так жили наши предки, и для простого выживания этого было достаточно. Но на неформальных связях может функционировать группа в сто-сто пятьдесят особей, если же количество особей превышает этот порог, группа распадается. Если мы хотим наладить долгосрочное сотрудничество хотя бы двухсот человек, уже нужна какая-то идеологическая склейка, будь то воинская дисциплина, вера в общего бога или корпоративная этика - в общем, что-то, относящееся к области умозрительного. У наших предков была была возможность создать объединяющую идеологию, у его эволюционных конкурентов - нет. А потому, хотя в столкновении один на один человек неандертальцу как правило проигрывал, и в столкновении племя на племя тоже победа оставалась не за нами, но люди, потерпев первые поражения, имели возможность объединиться и просто задавить противника числом. Неандертальцы же такой способности были лишены.
Но с исчезновением видов-конкурентов гонка за лидерство не кончилась. Теперь она велась между цивилизациями, созданными людьми. И как же так получилось, что в выигрыше оказалась именно европейская цивилизация, сумевшая сначала завоевать, а потом навязать свой образ мысли практически всему остальному миру? Далеко на самая многолюдная и богатая, в какой-то момент Европа сумела сделать научно-технологический рывок и обойти на повороте всех остальных. Что ж этому способствовало?
Ответ автора - помимо, конечно же, других факторов, у европейцев оказалась самая подходящая идеология.
До самого Нового времени у Европы в этом смысле не было никакого преимущества. При всей разнице древних мировоззрений, у всех них было нечто общее - а именно, убеждённость в том, что все знания о мире человеку уже даны. Богом или богами через безвестных сочинителей мифов или почитаемых пророков, либо отдельными очень авторитетными смертными, вроде Аристотеля или Конфуция, но в любом случае источник знаний - в прошлом. Хочешь постичь высшую мудрость, найти ответы на все вопросы - изучай прилежно труды мудрецов, всё, что тебе нужно, там уже есть. Конечно, случались скептики, которых имеющееся объяснения на удовлетворяли, и они пытались сложить собственную картину мира, но их либо объявляли еретиками, либо забывали, либо, если им везло, и они собирали достаточное количество почитателей, уже их собственные труды объявлялись истиной в последней инстанции, а противоречие им - ересью. Жизнь вносила коррективы, новые знания постепенно накапливались, но процесс был долгий и трудный. Поиск новых знаний в массовом порядке не то, чтобы был под запретом, а просто не приходил людям в голову.
Так было и в Европе, пока в эпоху Возрождения не случилось потрясение основ: была открыта Америка. Целый континент, даже два, с населяющими их народами, неизвестными видами животных и растений, наполненные неизведанным, о которых у Древних не сказано ни слова! Устремившиеся на поиски Эльдорадо авантюристы были заодно и невольными исследователями. Оказалось, что приобретение новых знаний - выгодно! В свою очередь, научные исследователи были и завоевателями, ибо открыв какую-то новую землю, тут же объявляли её собственностью своей страны, стремясь способствовать славе и обогащению родины. До сих пор бизнес и наука шагают рука об руку, и как бы не грезили ученые о "чистых" изысканиях, свободных от диктата денег и политики, но средства давались, даются и будут даваться на то, что способно принести прибыль - пусть не прямо сейчас, но в перспективе. Вопрос лишь в дальновидности спонсора.
В результате в головах европейцев произошёл переворот, приведший к тому, что мы сейчас называем научным мышлением. Люди согласились признать своё невежество. Да, есть очень многое в мире, о чём мы не знаем, но что нам желательно узнать, потому что это принесёт выгоду. Больше того, то, что мы уже знаем, тоже не есть окончательная истина. Если накопятся факты, опровергающие старое знание, мы должны отказаться от старого знания в пользу нового. Рывок в науке - рывок в технологиях, тут же находящих себе применение в жизни. Развивалось оружие, развивался транспорт, развивались и все прочие сферы. В том числе революция случилась и в ещё одной важной области - экономике. На авансцену вышел Его Величество Кредит.
Конечно, и раньше существовали кредитные организации, но их доля в мировой экономике была невелика. В долг давали не слишком охотно, и дело это считалось небогоугодным: излишек в одном месте приводил к недостатку в другом. Несостоятельный должник либо разорялся сам, либо вместе с собой разорял и кредитора. А потому и люди старались по возможности не обременять себя долгами, и взаимодавцы очень даже думали, кому можно дать, а кому слишком рискованно. Но в эпоху Великих географических открытий ситуация изменилась: экспедиции в Новый Свет приносили сверхприбыль, так что даже если большая часть их погибала или не привозила ничего, оставшихся хватало, чтобы окупить все предприятия - игра стоила свеч. И потому деловые люди быстро сообразили, что им вовсе не обязательно самим рисковать своей шкурой на неведомых берегах - достаточно ссудит денег тем, кто на это готов, под их будущие прибыли. То есть, опять-таки, под нечто умозрительное, в реальности пока ещё не существующее. Система начала развиваться и усложняться, и в конце концов пришла к тому, что мы имеем сейчас. Вопрос с богоугодностью тоже решился положительно: надо просто тратить заработки не на роскошь, а на увеличение своего предприятия. Деньги делают деньги, чем больше фирма, тем больше трудовых мест, тем большему количеству людей даётся возможность зарабатывать и вести достойную жизнь. Ура, да здравствует бизнес!
Конечно, пересказ этот очень кратенький, там в книге ещё много чего другого, но основное я описала. Что мне ещё понравилось, так это то, что автор постоянно подчёркивает двойственность любого явления. Завоевательный империализм это, конечно, нехорошо, но именно империи нередко обеспечивали культурные и научные прорывы - да, за счёт покорённых народов, о которых мы нередко хоть что-то знаем именно благодаря учёным-имперцам. Деньги - общепризнанный источник зла, но они же являются практически универсальным способом сотрудничества: если у тебя есть что купить, а у меня есть чем заплатить, мы всегда имеем шанс найти общий язык, какие бы языковые, культурные и прочие барьеры нас не разделяли. Капитализм - это прогрессивно и эффективно, но без регулярного осаживания и контроля он то и дело норовит обернуться к людям не ласковой улыбкой, а кровавым оскалом. У любой медали есть оборотная сторона, короче.
Люблю такие книги - о серьёзных вещах, но не заумно, читается легко и с удовольствием.

@темы: Книги

00:11 

Из дайжеста ЭКСМО

А что, если я лучше моей репутации?


И опять -"Хроники Этерны". Отблески они! Отблески!

@темы: Книги

23:11 

Ещё "рассветное"

А что, если я лучше моей репутации?
Будет на форзацах:
Бруно с Глауберозе



Ноймаринен с Георгией, Эрвином и Фридой.



Лидас с Агасом.



Лидас слегка на Джонни Деппа смахивает.

@темы: Книги, Говорят, что...

01:06 

Новое камшиное

А что, если я лучше моей репутации?
15.08.2017 в 10:16
Пишет Вук Задунайский:

Рассветное
А кому картинки к обложке Рассвета-3?

превьюшки, кликабельно



URL записи

@темы: Перепост, Книги

00:50 

Есть многое на свете, друг Горацио...

А что, если я лучше моей репутации?
Давным давно у меня в закладках валялась вот эта статья: "Гамлет". Поэтика загадок. Уже не помню, где я её выкопала, но поскольку, с лёгкой руки Козинцева, "Гамлет" у меня - самая любимая из пьес Шекспира, я сохранила себе ссылку, и вот наконец у меня дошли руки статью прочитать.
В начале статьи автор (поэт и переводчик Андрей Чернов) сообщает, что Шекспир писал так называемым "тёмным стилем", то есть в его тексте всегда есть некое четвёртое измерение, некие загадки, которые зритель должен разгадать самостоятельно. Именно эти загадки в "Гамлете" Чернов и обещаем нам раскрыть. Начал он с утверждения, что Призрак отца Гамлета, хоть и говорит чистую правду, всё же является посланцем адских сил, и потому принц, послушавшись его, начинает нести смерть и разрушения не только виновным, но и невинным. Хм, подумала я, интересное утверждение, и, пожалуй, в этом что-то есть. Потом автор огорошил меня категоричным утверждением, что Офелия была беременна от Гамлета - потому, дескать, сошла с ума, потому и утопилась. Я почесала в затылке, но решила не акцентировать на этом внимание - каждый, в конце концов, имеет право на свою интерпретацию. А пото-ом... Потом вся статья превратилась в обвинительную речь, направленную против Горацио.
Оказывается Горацио, этакий шекспировский Макиавелли (на что намекает его итальяно-звучащее имя) - это человек-функционер, беспринципный карьерист, желающий стать новым Полонием, исключительно для этого прилепляющийся к датскому принцу, и лишь наивность бедного Гамлета не позволяет ему увидеть, какую змею он пригрел на своей груди. Когда же Гамлета отправляют в Англию на верную смерть, Горацио идёт на службу королю, но стоит Гамлету вернуться, как он тут же перебегает обратно к принцу, как к более перспективному "работодателю", а после его смерти пытается подмять Фортинбраса, намекая, что у него есть важные сведения (голос Гамлета, отданный за избрание Фортинбраса королём). Автор договаривается до того, что именно Горацио убил несчастную Офелию - по приказу Клавдия, не желающего, чтобы Офелия своим безумным видом провоцировала Лаэрта и датчан на бунт. Ах,Офелия умирает уже после того, как Лаэрт узнал о её безумии, а значит, никакой пользы Клавдию от её смерти нет? Ну, так он же не отменил свой приказ - вот такой у нас король забывчивый. Доказательства? Именно Горацио сообщает Гертруде о том, что сошедшая с ума Офелия хочет её видеть (автор упорно называет это "доносом" - видимо, предполагается, что честный человек должен представить безумной бродить где нравится и творить что захочется, и уж ни в коем случае не передавать её просьб о встрече), и именно Горацио идёт за Офелией, когда король просит, чтобы за девушкой присмотрели. Оказывается, это и был завуалированный приказ об убийстве. Кроме того, как заметили исследователи-лингвисты, монолог королевы, рассказывающей о смерти Офелии, стилистически похож на монолог Горацио, рассказывающего о битве старшего Гамлета со старшим Фортинбрасом. Значит, Гертруда поёт с голоса Горацио, именно он и был свидетелем смерти Офелии. Ну и всяческие намёки в тексте. Вот говорит, к примеру, Клавдий королеве, что если уж беды приходят, то не одинокими лазутчиками, а целыми отрядами. Но говорит он это при каких обстоятельствах? Глядя вслед уходящему Горацио. Значит, Горацио как раз и есть тот самый одинокий лазутчик короля. Логика железная.
Потом, правда, автор слегка сдаёт назад и приходит к выводу, что Горацио не сам утопил Офелию, а всего лишь не стал её спасать, когда она упала в воду. Как раз вовремя: стоило мне задуматься, так утопилась Офелия из-за беременности, или же её утопил злодей, как автор изящно совместил оба варианта.
В общем, может это, конечно, я такая зашоренная, предпочитающая традиционное толкование, но не могу отделаться от впечатления, что автор пишет по принципу: "У меня есть мысль, и я её думаю". Он в таком восторге от своей идеи - а Горацио-то, оказывается, негодяй - что видит её подтверждение буквально везде, как тот пациент, что в любой показанной ему врачом картинке видел намёк на кровать. Справедливости ради, автор в своей идее не одинок, он то и дело ссылается на других исследователей, приходивших к схожему выводу. За века толкования Шекспира люди чего только не напридумывали...

@темы: Всякое, Говорят, что..., Книги

01:47 

Вера Камша. Рассвет, часть 2

А что, если я лучше моей репутации?


Итак, вторая книга. События катятся дальше, всё идёт к развязке, виден свет в конце туннеля...
Рокэ в своём репертуаре. Кто там говорил, что у него и Этери всё серьёзно? Ага, ну вот вам: он полным текстом заявляет, что связался с ней только потому, что её в любой момент можно безболезненно бросить. Сама Этери, кстати, тоже иллюзий не питает, и на прощание пишет ему не любовное письмо, а историко-политический обзор. Заодно Алва признался и в своём отношении к Катарине. Он-то полагал, что он для неё - лишь средство решения её проблем, и это его, в принципе, более-менее устраивало. А оказалось, что Катарина его действительно любила и была готова ради него на многое. Верность ненужной женщины и в самом деле способна напугать. "Она пошла за ним на Колыму, испортив этим каторгу ему..." (с)
А ещё меня злят насмешки Марселя над Робером. Отлично сознаю, что это он беззлобно и даже любя, но всё равно злюсь. Наверное, потому что с Робером мне легко проассоциировать саму себя (я скромная, да), а я сама к таким вещам отношусь довольно болезненно. А вот Алва к Роберу, похоже, относится как к младшему брату. Оказывается, их связь работает и в обратную сторону. Давненько у Робера алва-глюков не было...
Ларак вылез вслед за Рокэ! Вот уж чего не ожидала. Трогателен до невозможности. Вот болею я за них с Луизой, хотя, если честно, с трудом представляю их совместную жизнь. Но теперь у Луизы появился шанс выскочить аж в герцогини, спасибо всё тому же Алве. Хотелось бы мне увидеть реакцию луизиной маменьки.
Луизы с Арлеттой, кстати, больше, чем в предыдущей книге, и это хорошо. Я по ним соскучилась.
Фрида всё хлопочет - ну никак она не может поверить, что такое сокровище, как она, может быть кому-то не нужно. Казалось бы, тебе уже дали от ворот поворот, но нет, будем биться лбом в эту стенку снова и снова. Теперь и родителей своих привлекла. И Давенпорт в ту же степь - что там Селина Мелхен обо мне наговорила?! Как будто влюблённая девушка будет слушать клевету на предмет своих грёз. Но для самолюбия мысль, что виноваты враги, конечно, куда приятственней, чем осознание, что тебя просто не хотят.
Сцена с вернувшейся Гизеллой впечатляет. Это Излом так действует, - иначе и раньше было бы от выходцев не протолкнуться, а они всё же больше в сказках обитали, чем в реальности. Лионель получил новый материал для размышлений.
Лидас в моих глазах несколько реабилитировался. Ну да, он искренне хочет быть за всё хорошее против всего плохого, видит, что прогнило что-то в датском королевстве и считает, что знает как надо, чтобы это поправить. Видимо, из позеленевших второй волны, о которых говорил, кажется, Лионель - из тех, кто не хочет банально грабить и убивать, даже власти для себя лично может не хотеть, а искренне радеет за всеобщее счастье и благополучие. И решил, что нашёл верный рецепт. Раньше таких сдерживала неуверенность в собственных силах, а теперь они этого тормоза лишились и вперёд - наводить порядок, убивая и умирая за единственно верную идею.
Ещё немножко раздражают бесконечные цитаты, которыми пересыпан текст - раньше как-то с этим посдержанней было. Ну да, узнавать и отыскивать, что откуда взято, забавно, но шутка, повторённая много раз, развлекать перестаёт. Но во всём остальном - ни разочаровало ни капли. Всё так же здорово, как и раньше, всё логично, все в своём характере, и при этом для сюрпризов тоже место находится. И загадки прошлого раскрываются, причём как очень давнего прошлого, так и того, чему мы были свидетелями на страницах предыдущих книг. Особенно порадовал визит четвёрки героев в Олларию - точнее, тройки и Салигана, в Олларии уже проживающего. Кстати, на рисунке на задней обложке все герои узнаваемы, кроме Марселя, который в таком ракурсе сам на себя же на передней обложке не похож. И чего он так расстроился из-за Валтазара? Можно подумать, узнал про него что-то новое.
Когда там новая часть?

@темы: Книги

03:29 

Презентация "Рассвета-2"

А что, если я лучше моей репутации?
На презентации Камши я стабильно не попадаю, но тут одна добрая душа записала и выложила встречу на ютуб.



Странно, почему-то ролик сразу на двадцать седьмой минуте проигрывать начинает. Сначала такого не было. Ну да открутить назад - не проблема.

@темы: Всякое, Книги, Культурное мероприятие, Ролики

Всякая всячина

главная