Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:43 

Жаклин Кеннеди, часть 1

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Так уж получилось, что я в последнее время заинтересовалась историей смерти Кеннеди - не так, чтобы серьёзно заболеть, но достаточно, чтобы проштудировать пару связанных с этой темой книжек. Одной из них оказалась книга Сары Брэдфорд "Жаклин Кеннеди. Американская королева". Рассказ о женщине, которая, в общем, не была ничем особым примечательна, и всё же ухитрилась стать одной из самых знаменитых женщин ХХ века.
Тем не менее, интересно можно рассказать о ком угодно, что я и попытаюсь сделать. На глубину не претендую, это просто честный пересказ чужого материала.

Жаклин Ли Бувье-Кеннеди-Онассис родилась 28 июля 1929 года в семье Джона Верну Бувье и Джанет Нортон Ли. Семейство Бувье, потомки эмигрировавших в Америку французов, тщеславно, но совершенно безосновательно выводили свой род из французской аристократии. Уклад семьи был традиционным: главенствовал в ней мужчина, а женщине отводилась роль поддержки, опоры и хозяйки дома. Джеки целиком и полностью приняла такой взгляд на вещи: всю свою жизнь, за исключением, быть может, последних лет, она всегда искала сильного и высокопоставленного мужчину, который бы возвысил её самоё и взял на себя решение её жизненных проблем.
Главой семейства Бувье был дед, тоже Джон, эксцентричный старик, которого все звали Майор, хотя на военной службе он провёл от силы несколько месяцев (но звание майора действительно носил). Из всех внуков Джеки была его любимицей, а так же любимицей отца, неисправимого бабника, выпивохи и игрока, человека тщеславного и легкомысленного, за смуглую кожу и чёрные волосы прозванного Чёрным Джеком. Жаклин отца тоже обожала. Возможно, это из-за него её избранниками в дальнейшем становились мужчины, не способные хранить ей верность - ну, что поделаешь, если её идеалом были мужчины, к которым женщины не могли относиться равнодушно. Отношения с матерью были сложнее. Джанет была потомком ирландских переселенцев, и "аристократы" Бувье смотрели на семью Ли свысока, а те платили им ответной неприязнью. Тем не менее Бувье старались поддерживать с ними отношения - Ли были богаты, а вот состояние самих Бувье во время Депрессии изрядно пошатнулось. И второе имя Джеки, и имя её сестры, родившейся четырьмя годами позже - Каролина Ли - были даны в расчёте подлизаться к деду с материнской стороны, однако из этой затеи ничего не вышло.
Тем не менее именно Джанет, страстная наездница, привила дочери любовь к лошадям и верховой езде. Впервые девочку посадили верхом, когда ей исполнилось два года, а в пять лет она с матерью уже участвовала в соревновании и занимала там призовые места.



Джеки с родителями, 1934 год.

Отношения в семье были бурные. Чёрный Джек не ладил с отцом и сёстрами (зато был любимцем баловавшей его матери), а его младший брат умер довольно рано - попросту спился. Дочерей Чёрный Джек обожал, и частенько принимался хвалить их перед остальными родственниками, особенно Джеки, вызывая ревность младшей дочери. Не смотря на близость, Джеки и Ли через всю жизнь пронесли дух соперничества друг с другом, и Джеки почти всегда оставалась в выигрыше - более любимая отцом, более знаменитая, более успешная. Когда Ли выскочила замуж раньше сестры, её торжеству не было предела, но Джеки вскоре опять повела в этом счёте, ведь Ли никогда не довелось побывать ни Первой Леди, ни мультимиллионершей.
Тем не менее, не смотря на столь насыщенную семейную жизнь, раннее детство Джеки было вполне счастливым. Бувье, при всех своих финансовых трудностях, продолжали жить на широкую ногу, и обе девочки любили выезжать на лето из Нью-Йорка в Ист-Хэмптон, в семейное поместье Ласата на берегу океана. Увы, идиллия длилась недолго. Разумеется, мать Джеки всегда обижали открытые измены мужа. Какое-то время она терпела, но в конце концов её терпение лопнуло. Её недовольство своей жизнью изливалось на дочерей, в результате они обе встали на сторону их весёлого и любящего отца. Родители брызгали ядом друг на друга, а дети, как это нередко водится, чувствовали себя канатами для перетягивания между ними. В довершение всего развод сопровождался публичным скандалом, выплеснувшимся на страницы газет. Именно тогда в Джеки развилось умение игнорировать то, что она не хотела видеть. Для ребёнка, которому ещё не исполнилось и десяти лет, она обладала поразительной выдержкой. Утешением для неё стал мир литературы, в который она сбегала от огорчений реального мира, и даже сама пробовала себя на литературном поприще, сочиняя стихи.
После развода Джанет с дочерьми перебралась в другую нью-йоркскую квартиру, поселившись недалеко от школы для девочек, которую посещала Джеки. Именно в этой школе Джеки познакомилась с Нэнси Таккерман, обретя в ней подругу, наперсницу и помощницу на всю жизнь. Привитие традиционных ценностей продолжилось: девочек в школе готовили к главной задаче их жизни - хорошему замужеству. Джеки хорошо училась, но была сорванцом, и её то и дело вызывали к директрисе. Воскресенья они с Ли проводили с отцом, который по-прежнему ни в чём им не отказывал, хотя его дела шли всё хуже и хуже. Чего нельзя сказать о матери - через два года после развода, в 1942 году она вышла замуж вторично - за Хью Окинклосса, хозяина двух усадеб и наследника крупного пакета акций нефтяной компании. Для Джеки и Ли замужество матери стало полной неожиданностью, хотя к тому времени они уже были знакомы и с будущим отчимом, и с будущим сводным братом, тоже Хью. Кстати, через этот брак Джеки породнилась с писателем Гором Видалом - сыном второй из предыдущих жён Окинклосса (всего же жён у Хью, включая Джанет, было три, Хью-младший был от первой), она даже поселилась в бывшей комнате Гора, когда семья переехала в Мерривуд, поместье Окинклоссов на берегу Потомака. Летом 43 года Джеки впервые попала во второе из семейных поместий, Хаммерсмит-Фарм, унаследованное её отчимом от матери. Отныне именно сюда семья приезжала на лето, хотя отца в Ист-Хэмптоне дочери навещали тоже. Они надеялись, что второе замужество матери смягчит отношения родителей, однако этого не произошло.
Отношения Джеки с новой семьёй вполне сложились - отчим был добрым человеком, хотя Джеки и почитала его скучным, а в лице Хью-младшего, Юши, как его звали на русский манер, потому что его мать была русской, Джеки обрела настоящего старшего брата. Тем не менее жизнь в Мерривуде тоже была далека от идиллии - Джанет отличалась вспыльчивым характером, а Хью, пережив два несчастливых брака, выработал единственную тактику общения с недовольной женой: во всём ей уступать и не возникать. Нервозность миссис Окинклосс подогревало и то, что в окружении нового мужа она чувствовала себя белой вороной - общество, в которое она попала, не воспринимало её как ровню, к тому же ходили слухи, что она еврейка, что в кругу "коренных американцев" было неприемлемо. Тем не менее она отлично справлялась с ролью хозяйки открытого дома, демонстрировала гостям отличные манеры и вкус, и, кроме того, родила второму мужу ещё двоих детей - дочь Джанет-младшую и сына Джейми.
К пятнадцати годам Джеки успела сменить ещё две школы, а Нэнси Таккерман сопровождала её как верный оруженосец. В последней из школ, Фармингтоне, Жаклин блистала на уроках литературы, опережая по начитанности всех своих соучениц, ей даже вручили школьную литературную премию. Туда же, в Фармингтон, перевели самую любимую из её лошадей, Балерину, причём её содержание по просьбе Джеки взял на себя дедушка Майор, к которому внучка всегда умела найти подход. Джеки активно включилась в школьную жизнь, участвовала в постановках театрального кружка, писала в школьную газету, дважды выигрывала конные состязания на своей Балерине, выделялась своим чувством юмора, способностью не только насмешить, но и обидно высмеять. В общем, осталась в памяти всех знавших её звездой, о которой потом рассказывали новеньким задолго до того, как на Джеки обрушилась мировая известность. Неудивительно, что Ли, поступившая в ту же школу в 47 году, как раз когда Джеки её закончила, опять ощутила себя находящейся в тени старшей сестры. Джеки не уставала дразнить её, флиртовала, представляясь её именем, так что Ли то и дело получала письма от незнакомых парней. Стараясь не быть толще Джеки, она дошла до анорексии. Джеки посоветовала ей начать курить, чтоб похудеть, письмо с советом попало в руки матери, и та разразилась негодующим посланием о недопустимости никотина для юных девушек, не подозревая, что обе юные девушки уже давненько опробовали эту запретную радость.
Между тем Джеки исполнилось 17 лет. Школьное обучение закончилось, впереди была взрослая жизнь. И, не мысля для себя иной дороги, кроме замужества, Джеки как-то записала в своём ежегоднике: "Никогда не стану домохозяйкой".

@темы: Да, были люди в оно время

URL
Комментарии
2017-04-14 в 17:10 

Трисс, боевая белка
ушлая навская белочка (с)
Интересная статья ) я как-то непростительно мало знала о Джеки Кеннеди... хотя дама она интересная и заслуживает внимания)

2017-04-15 в 03:06 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Джесси Белкинс, а ведь это только начало...

URL
2017-04-15 в 21:37 

kresss
холостячка из леса
Мари Анж, а посмотрели уже фильм с Портман? Я в сомненьях как-то)

Стараясь не быть толще Джеки, она дошла до анорексии
Ох уж это сестринское соперничество.

2017-04-16 в 02:38 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
kresss, да, смотрела, и даже тут отписалась - по тегу "кино" можно найти.

URL
   

Всякая всячина

главная