Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:09 

Жаклин Кеннеди, часть 3

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Отец Джона и патриарх семейства Кеннеди Джозеф был внуком бедных ирландских эмигрантов, однако с тех пор эта семья успела подняться довольно высоко по карьерной лестнице. Уже отец Джозефа и дед Джона был довольно успешным политиком, пять раз избиравшимся в палату представителей штата Массачусетс. И всё же влияние Кеннеди было ограничено. Протестантский американский истеблишмент испытывал сильное предубеждение против католиков-ирландцев, и Джозеф быстро почувствовал его на себе - ещё в Гарварде, где его не приняли ни в один из студенческих клубов. С тех пор целью его жизни стало превзойти этих заносчивых снобов, а деньги и политика казались для этого самыми подходящими средствами. В 1914 году Джозеф стал самым молодым в Бостоне президентом банка. Он рано женился на Роуз Фицджеральд, дочери сенатора, конгрессмена и пятикратного мэра Бостона. От этого союза родилось девять детей, в том числе четверо сыновей, из которых Джон был вторым, но, увы - брак не принёс Роуз счастья. Она выходила замуж, надеясь таким образом спастись от любящего, но чересчур властного отца, а вместо этого оказалась в руках мужа-тирана. Мечты о блестящей светской жизни так и остались мечтами, Роуз превратилась в домохозяйку, которая сидит с детьми, пока муж работает, развлекается и крутит романы на стороне. Отец Роуз после своевольного замужества дочери отказался принять её обратно, и Роуз ничего не осталось кроме как смириться, превратившись в образцовую жену и мать. Однако и материнство не приносило ей особой радости, Роуз ощущала себя скорее менеджером на воспитательном предприятии, чем любящей матерью. Зато её муж в семье был, что называется, царь и бог и воинский начальник. Отца дети обожали, при том, что любовь того же Джона, к примеру, отнюдь не была слепа. Он ясно видел отцовские недостатки, далеко не всегда одобрял его поступки, но всё ему прощал. И уклонение от фронта во время Первой Мировой, наградившее Джозефа клеймом труса - позже старший его его сыновей погибнет, а второй получит серьёзное ранение во время Второй Мировой, кровью смывая позор с семейного имени. И всякие сомнительные делишки, вроде торговли спиртным во время сухого закона. И связи с мафией, и безжалостность, и вероломство, и аморальность. А вот с матерью Джона не связывало практически ничего, кроме обоюдного раздражения. В раннем детстве он очень переживал из-за её частых отъездов - Роуз просто сбегала от измен мужа. Позже Джон постоянно бунтовал против её домашнего диктата, против насаждаемых ею дисциплины и правил поведения. В результате таких семейных отношений Джон перенял отцовский взгляд на женщин как на объекты вожделения, не более того. Отец и сын даже соревновались в разврате, находя особую прелесть в том, чтобы увести женщину друг у друга.
В 38-м году Джозеф финансово поддержал избирательную компанию Рузвельта в обмен на назначение его послом в Лондон. Долго он на этой должности не задержался, да, впрочем, и не собирался задерживаться, она была ему нужна лишь для того, чтобы попасть в светский реестр. Своего Кеннеди добился, однако впрок успех не пошёл, потому что Джозеф ухитрился похоронить свою политическую карьеру своими же собственными руками. Он был активным сторонником политики умиротворения Гитлера, после начала войны и бомбардировок Лондона сбежал за город, бросив под бомбами остальных сотрудников посольства, едва ли не шантажом вынудил Рузвельта отозвать его обратно в США, а, оказавшись на родине, надавал интервью, в которых наговорил такого, что после этого в приличном обществе стал практически парией. Отныне все его амбиции оказались сосредоточены на детях - именно они должны были стать тем тараном, который прошибёт стену общественного неприятия и вознесёт семью Кеннеди на самую вершину. И после гибели на фронте старшего из сыновей эта непростая задача легла на плечи Джона. Непростая тем более, что внешне пышущий здоровьем, Джон Кеннеди на самом деле с детства был серьёзно болен - у него была болезнь Аддисона, хроническая недостаточность надпочечников, которая при его жизни старательно отрицалась и замалчивалась. Когда ему наконец поставили диагноз, врачи давали ему года три жизни, но, к счастью для Кеннеди, вскоре был разработан метод лечения с помощью гормональных уколов. На этих уколах он и держался, не смотря на многочисленные побочные эффекты, в числе которых было и усиление и так не маленькой от природы сексуальности. Близким друзьям он признавался, что при попытках воздержания ему становится физически плохо. И, словно этого было мало, в юности, играя в футбол, Джон повредил спину, и травма усугубилась во время аварии торпедного катера, на котором Джон служил во время Второй Мировой. А асимметрия его тела - одна нога Кеннеди была немного короче другой - только ухудшала дело. Он перенёс несколько операций, но под конец жизни был вынужден постоянно носить поддерживающий корсет, и иногда передвигался на костылях - но, разумеется, не на людях. Регулярно мучившие его боли Кеннеди переносил стоически, поражая окружающих энергией и жаждой жизни: поистине, плоть немощна, зато дух крепок.
В общем, Джон не разочаровал своего родителя. Помимо ума, силы воли, смелости и харизмы, он обладал ещё одним качеством, отсутствовавшим у Джозефа - он умел заводить друзей и им, в отличие от женщин, был верен до конца. Именно друзья помогали ему обходить многие из барьеров, на которых спотыкался Кеннеди-старший. Если Джозеф в семье был самовластным монархом, то Джон был крон-принцем, вызывавшим всеобщее восхищение и обожание. Его сёстры приходили в восторг, если им говорили, что он похожи на Джека, и обижались, когда их пытались сравнивать с другими братьями. При этом братья ни капли не ревновали.
Таков был клан, в который предстояло войти Жаклин - сплочённый, обособленный, фанатично преданный друг другу и своему вождю Джозефу, который весь мир рассматривал как театр военных действий, а себя - как предводителя этакой семейной армии. Главная цель - победа любой ценой, идёт ли речь о политике, или о дружеском спортивном состязании. Главная награда - радость и одобрение отца. Мать радовать вовсе не обязательно.



Сенатор Джон Кеннеди со своей невестой через четыре дня после помолвки.

Общий знакомый и Джона Кеннеди, и Джеки Бувье Чарльз Бартлетт позже рассказывал, что будто бы свёл их именно он - дескать, он сразу понял, что именно такая женщина и нужна Джону, чтобы остепениться. Что ж, они и правда выглядели подходящей парой - "королева дебютанток" и мужчина, официально признанный самым завидным женихом Америки. Обаяние Джона ничуть не уступало обаянию Джеки - все его знавшие вспоминали о магнетизме, что исходил от него, и о прямо-таки гипнотическом воздействии, которое он оказывал на женщин. У Джона и Джеки нашлось немало общего - он тоже был очень начитан, хотя в его семье отнюдь не питали страсти к книгам (возможно, сказалось болезненное детство, когда у мальчика просто не оставалось ни сил, ни возможностей заниматься чем-либо ещё, кроме чтения). Оба любили историю, оба были поклонниками Байрона и Черчилля, и к тому же обладали схожим чувством юмора. Позже родственники Джона клялись, будто он с самого начала понял, что Джеки для него и есть ТА САМАЯ женщина. Но если и так, то он неплохо скрывал своё прозрение - первое время они встречались от случая к случаю, Джон отнюдь не прерывал общения с другими представительницами прекрасного пола, и даже на первое настоящее свидание пришёл не один, а с другом. К тому же Джон был занят - как раз в это время он баллотировался в Сенат. В общем, делать предложение Джон Кеннеди отнюдь не спешил. Джеки нервничала, а тут ещё её младшая сестра как раз в это время выскочила замуж. 18 апреля 1953 года состоялось её венчание с Майклом Темплом Кэнфилдом, приёмным сыном издателя Кэнфилда, и по слухам - внебрачным отпрыском герцога Кентского от одной американки. К этому времени Ли выросла в настоящую красавицу, ухитрилась превзойти Джеки в умении одеваться - но не в умении производить впечатление. Даже их знакомый, больше симпатизировавший Ли, признавался, что если бы у него был выбор, с кем из них остаться на необитаемом острове, он выбрал бы Джеки - она была куда умнее и уравновешенней сестры.
В общем, с момента знакомства Джеки с Джоном прошло больше года, прежде чем помолвка между ними оказалась официально заключена. Джеки была влюблена, Джон же... Сам он однажды признался в ответ на прямой вопрос одной из своих знакомых, что никогда в жизни не любил, но раз или два был ОЧЕНЬ заинтересован. Вероятно, Джеки и была этим самым "разом". На свадьбе настаивал и его отец, которому Джеки сумела понравиться, да и сам Джон чувствовал, что пора - успешный политик должен подавать пример своим избирателям в том числе и образцовой семейной жизнью, к тому же слишком долго оставаясь холостяком можно было навлечь подозрения в гомосексуализме, а времена были ещё весьма далёкие от толерантности. И ему уже начинало хотеться иметь детей. Так что Джон решился. Что же до Джеки, то у неё, при всей её влюблённости хватило самообладания не принимать предложение сразу. Сперва она вместе с подругой съездила в Англию на коронацию Елизаветы II, с благословения своего редактора, ждавшего у неё отчёта о путешествии. Две недели активного участия в коронационных торжествах, после чего возвращение в Америку - и Джеки сказала "да". Многие друзья как самой Джеки, так и Джона пытались предупредить и отговорить её от этого шага, указывая, что едва ли можно стать счастливой в браке с таким человеком, но Джеки в ответ либо смеялась, либо отмахивалась. Она не сомневалась в своём выборе - чего нельзя было сказать о Джоне. Во всяком случке друзья отметили, что вид у жениха, когда он сообщал им радостную новость, был далеко не восторженный.
Вопреки желанию родных невесты, Кеннеди настояли на пышной свадьбе - как-никак, дело было не частное, торжество должно было стать очередным пиар-ходом в избирательной компании Джона. К этому времени и сама Джеки, кажется, начала сознавать, что её семейная жизнь не будет простой и гладкой, но маховик был уже запущен: приёмы, девичники и мальчишники, внимание прессы... Свадьба состоялась 12 сентября 53-го года в Ньюпорте, и этот день для Джеки оказался отравлен. Её мать нанесла жестокий удар и ей, и своему бывшему мужу, в последний момент отозвав приглашение Чёрного Джека на свадьбу его любимой дочери. Быть может, это была женская месть за прошлое, а может, Джанет, которой из-за бракосочетаний дочерей пришлось снова начать общаться с Джеком Бувье, просто испугалась, поняв, что даже после всех этих лет не может относиться к нему равнодушно. Или и то, и другое сразу. К алтарю Джеки отвёл отчим, невеста держалась стоически, не позволив себе испортить торжество, на котором фотографов было едва ли не больше, чем гостей. Что творилось у неё на душе, можно было только догадываться.
Тем не менее торжество удалось на славу. Венчал молодых архиепископ Бостона Кушинг - несколько лет спустя он же, уже в статусе кардинала, будет отпевать нынешнего новобрачного. Перед началом церемонии было зачитано личное благословение Папы Римского. Кеннеди наприглашали на свадьбу знаменитостей, и перед церковью собралась толпа зевак. Джеки входила в семью Кеннеди, чтобы в сознании людей остаться там навсегда.


@темы: Да, были люди в оно время

URL
Комментарии
2017-04-24 в 10:37 

Gabbikins
castles and dreams
Сам он однажды признался в ответ на прямой вопрос одной из своих знакомых, что никогда в жизни не любил, но раз или два был ОЧЕНЬ заинтересован.
Интересно, в каком году он так сказал. Говорить такое после свадьбы - ну просто мудачество.

2017-04-24 в 22:29 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Gabbikins, время не указано, но, судя по выводу, что речь шла о Джеки, видимо уже после.

URL
2017-04-26 в 17:38 

Трисс, боевая белка
Chaotic Neutral Squirrel
С удовольствием читаю твои заметки о Жаклин) Спасибо! Прекрасный материал, и с фотографиями) я думаю даже по окончании стащить это к себе)

2017-04-27 в 02:47 

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Джесси Белкинс, спасибо, мне приятно.)

URL
   

Всякая всячина

главная