Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
03:46 

Жаклин Кеннеди, часть 6

Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
В середине апреля Кеннеди потерпел первое политическое поражение - провал высадки американского десанта на Кубу, в бухте Кочинос. Он мужественно взял ответственность за случившееся на себя, хотя план достался ему в наследство от Эйзенхауэра - впрочем, поскольку Кеннеди сам нападал на прежнего президента из-за его бездействия на Кубе, у него просто не оставалось иного выхода, кроме как этот план одобрить. Джеки, как верная жена, поддерживала и утешала Джона, что усиливало стресс, который она испытывала от своего нового положения. Её мучили мигрени, она курила и грызла ногти. А нужно было держать лицо, к тому же приближался первый заграничный визит президента - в Канаду. К Джеки даже вызывали врача, но канадский визит прошёл с успехом, превзошедшим все ожидания. Правда Джон, сажая дерево дружбы, ухитрился в очередной раз разбередить свою многострадальную спину, так что после возвращения ему понадобились костыли. К нему тоже спешно вызвали именитого врача, и Джеки пожаловалась, что её муж глотает таблетки горстями, а том числе и вызывающие быстрое привыкание. Приходилось лечиться форсированными методами, ведь уже 31 мая предстояла насыщенная поездка в Европу.
В Париже Джеки снова сопутствовал успех - верхи ещё помнили её как очаровательную Жаклин Бувье, низам польстило её знание французского языка и их истории. Наконец-то можно было не скрывать французское происхождение нарядов Первой Леди, ведь она просто делала комплимент принимающей стороне. Сумела Джеки так же понравиться и де Голлю, так что Джон, отдавая жене должное, шутливо представился на пресс-конференции: "Лицо, сопровождающее Жаклин Кеннеди в Париж". За Парижем последовала Вена, где Кеннеди встретились с Хрущёвым. Переговоры прошли неудачно - Джон впервые увидел человека, на которого его обаяние не подействовало. Но перед Джеки советский лидер не устоял и даже подарил ей щенка улетавшей в космос Стрелки, которую они обсуждали на приёме. Потом был Лондон, куда Кеннеди приехали якобы просто на крестины своей племянницы, дочери Ли, а между делом побывали на обеде у премьер-министра и в Букингемском дворце.
Заграничный визит сделал миссис Кеннеди звездой мирового масштаба. Отныне модный журнал "Что носят женщины" смело можно было переименовывать в "Что носит Джеки". И, что было для неё немаловажно, её популярность подняла её рейтинг в глазах мужа и его окружения, ведь Джон, по её собственному признанию, относился к ней как к викторианской жене. Излить душу по этому поводу она могла только сестре. Да, Джеки вроде как смирилась с постоянными изменами Джона, но всё же они её нервировали: у неё случались перепады настроения, она иногда позволяла себе отпускать колкости в адрес как мужа, так и других людей, и практиковала ещё один чисто женский способ мести, он же лекарство от стресса - она без счёта тратила мужнины деньги, став настоящим шопоголиком. В результате между супругами периодически разгорались финансовые войны, которые заканчивались ничем. Джеки честно старалась экономить - на чём угодно, кроме себя самой. А иногда она словно нарочно подливала масла в огонь - например, узнав, что Джон тратит своё официальное жалование на благотворительность, заявила, что нашла бы этим деньгам другое применение.
Впрочем, была статья расходов, на которую и президент не жалел денег - приёмы в Белом Доме.Вашингтон стал центром светской жизни, а Белый Дом - центром Вашингтона. Не только президент с женой давали вечеринки, приёмы в Хикори-Хилл у Роберта Кеннеди, к примеру, тоже гремели, но Джеки оставалась в свете дамой номер один. Случались, конечно, и конфузы - например, на одном из вечеров подвыпившие Гор Видал и Роберт Кеннеди повздорили между собой чуть не до драки, после чего Видала в Белый Дом больше не приглашали, хотя до того он был большом фаворе.
Но самым большим вкладом Джеки в президентство мужа было всё же участие в заграничных поездках. В декабре Кеннеди побывали в Латинской Америке, и там их снова встретили очень тепло - как единоверцев-католиков, да ещё Джеки очень неплохо говорила по-испански. А после их возвращения отца Джона хватил инсульт. Обследование выявило неоперабельный тромб в мозгу. Правую часть тела Джозефа парализовало, он лишился речи. Джеки проявила максимум участия, часами сидела рядом со стариком, в то время как занятый делами Джон пытался звонить каждый день, но слышал в трубке только мычание. Первый из ударов судьбы, что так щедро обрушивались на семью Кеннеди, словно в компенсацию за их головокружительный взлёт.
1962 год стал для Джеки годом разъездов. В 61-м они с Джоном принимали у себя премьер-министра Индии Джавахарлала Неру, и тогда же договорились об ответном визите Первой Леди. Поездка по разным причинам несколько раз откладывалась, но 13 марта Джеки в сопровождении Ли всё же прибыла в Дэли. Обе стороны остались очень довольны друг другом, хотя американский посол в Индии пережил немало волнительных минут, присматривая за столь беспокойной и капризной подопечной. Потом была поездка по Пакистану, когда Джеки уже явно начала уставать, но всё равно турне прошло с большим успехом. Звезда по имени Жаклин Кеннеди сияла всё ярче и ярче - вящей досаде Ли, понявшей, что она окончательно проиграла соперничество со старшей сестрой. Досаду Ли вымещала на муже, тот начал ей изменять, хотя продолжал любить - в общем, семейная жизнь Ли оказалась не намного удачнее, чем у Джеки. И всё же сёстры крепко держались друг за друга, и когда Папа под нажимом Кеннеди всё же согласился расторгнуть первый брак Ли, дав ей возможность обвенчаться со Стасом, ни он, ни она и не подумали отказаться.



Джеки и Ли.

И снова водоворот приёмов и чествования гостей, а под шумок - небольшой почти семейный скандал, когда Окинклоссы продали Мерривуд застройщику, соседи и экологи запротестовали, и дело дошло до суда. Джеки тогда приняла сторону матери, а вот министр юстиции Роберт Кеннеди - соседей. И новый роман Джона с Мэрилин Монро, закрутившийся ещё в прошлом году, причём актриса, кажется, искренне поверила, что сможет развести Джона и женить его на себе. В результате Джон решительно порвал с совсем потерявшей голову Мэрилин, а 5 августа она отравилась - история известная. При этом Джеки решительно отказалась иметь дело с бывшем мужем Монро Артуром Миллером после его пьесы, в которой он вывел бывшую жену шлюхой и истеричкой, самой виноватой во всех своей бедах. Для отличавшейся неколебимой верностью Джеки лояльность к спутнику жизни, какие бы отношения не связывали их на деле, была одной из главных добродетелей.
В конце года Кеннеди нанесли новый трехдневный визит в Мексику, и снова им сопутствовал успех. Но если Джеки способствовала популярности мужа (и своей собственной) за рубежом, то новые выборы в Америке её не слишком интересовали - в отличие от Джона, который целеустремлённо шёл на второй срок. И всё же она честно делала, что могла - как и всегда, впрочем. Например, эффектно прокатилась перед телекамерами на водных лыжах в компании с первым американским космонавтом Джоном Гленном.
Август Джеки вместе с Радзивиллами провела в Италии, разъезжая по гостям и наконец-то познакомившись с известным дизайнером Ирэн Голициной, у которой была давней клиенткой. Во время этого отдыха Джеки однажды лишь по чистой случайности не застрелили из старинного мушкета - никто и не думал, что он заряжен, а пуля вошла в стену рядом с ней. Впрочем, куда большую опасность похождения Джеки представляли для политической карьеры её мужа - пресса смаковала подробности её развлечений, вопрошая, может ли президент справиться со страной, если он не в состоянии справиться с собственной женой. Подоспел и ещё один скандал - слухи, что Джон, оказывается, был женат ещё до Джеки. Сплетников не утихомирило даже данное под присягой опровержение от якобы бывшей жены. Кеннеди пришлось официально реагировать, напоминая журналистам, что никаких доказательств у них нет. Самое забавное, что тот давний брак, скорее всего, действительно имел место, но его быстренько расторгли, а все свидетельства уничтожили.
На самом деле газеты зря ругались на Джеки - она делала не так уж мало, пусть не для политики, но для искусства. Именно она спасла площадь Лафайетта от полной реконструкции и сноса старинных зданий. Благодаря ей правительство начало выделять субсидии на новые постановки. Но если Джеки приходилось разрываться между культурными мероприятиями и семьёй, она отдавала предпочтение семье. Вице-президент и будущий тридцать шестой президент Линдон Джонсон, к примеру, очень сетовал на то, что приём группы поэтов в Белом Доме, на который Джеки наконец-то согласилась, был отменён из-за Карибского кризиса.
Во время кризиса Джон потребовал, чтобы жена и дети были рядом с ним - из-за напряжения этих дней ему была нужна вся возможная поддержка. Но толком объяснить жене, что происходит, он так и не удосужился, ей приходилось добывать информацию через третьи руки. Одновременно их сын Джон-младший слёг с высокой температурой, и к тому же приходилось принимать гостей - прибыл махараджа Джайпура с женой. Но Джеки сохраняла присутствие духа и не стала обременять мужа ещё и заботами о здоровье ребёнка. И лишь когда всё кончилось, она с детьми тут же уехала в Глен-Ору.
Впрочем, с Глен-Орой вскоре пришлось расстаться - срок аренды истёк, и хозяйка поместья отказалась его продлить. Вместо этого Джеки приобрела в собственность новый дом, который, чтобы угодить мужу, назвала Уэксфорд, в честь исторической ирландской родины Кеннеди. Но старалась она тщетно - муж новое приобретение невзлюбил, особенно когда узнал, во сколько обойдётся обязательная переделка. И всё же 62 год закончился для Джеки не так уж плохо. Новый 1963 год супруги встретили в Палм-Бич в кругу друзей, и казалось, что самое страшное осталось позади.



Семья Кеннеди в Хайанис-Порте, 4 августа 1962 года.

@темы: Да, были люди в оно время

URL
   

Всякая всячина

главная