Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?
Аристотель Сократ Онассис родился 20 января 1904 года в Каратассе, предместье города Смирна. Семья была зажиточной, но чудом уцелев во время турецкой революции 22-года, когда турецкая армия разграбила Смирну, Онассис был вынужден начинать всё с нуля. Помыкавшись в Европе, он перебрался в Южную Америку и там таки сумел сколотить состояние на торговле табаком, а после занялся морскими грузоперевозками. Он первый понял, что будущее за огромными морскими танкерами для торговли нефтью. К 1940-му году он, уже миллионер, обосновался в Соединённых Штатах, и там встретил свою будущую первую жену, Тину (Афину) Ливанос, дочь крупного судовладельца. За Тиной ухаживал и Ставрос Ниархос, но в итоге взял в жёны её старшую сестру Евгению - и Аристотель приобрёл не только нового родственника, но и нового соперника. Перед тем Ливанос и Союз греческих судовладельцев не пустили компанию Онассиса в долю в выгодной сделке, и на свадьбе Аристотеля его друг и компаньон сказал: "Ты им отомстил".
Впрочем, к 1967-му году этот брак давно распался. Онассис в это время переживал период мучительного недорасстования с Марией Каллас, роман с которой длился уже восемь лет - они оба явно устали друг от друга, но всё не находили сил распрощаться окончательно. Аристотеля всегда тянуло к знаменитым женщинам, но даже Каллас, самая знаменитая из гречанок, меркла перед Жаклин Кеннеди. Что же до Джеки, то Онассис, был, что называется, в её вкусе: при всей твёрдости своего характера она всегда искала сильного мужчину, к которому можно было бы прислониться - не зря один из её любовников говаривал, что жениться на Джеки всё равно, что завести ещё одно ребёнка. К тому же её привлекали мачо, да что б были богаты - ведь в мире Джеки женщина могла получить большие деньги либо в наследство, либо от мужа. Что ж, и денег, и силы, и страсти Онассису хватало с избытком. А самое главное - он мог дать ей укрытие, тихую гавань, где она могла бы спрятаться вместе с детьми, за жизнь которых, особенно после смерти Роберта Кеннеди, начала откровенно опасаться.
Пока Роберт был жив, Джеки ещё колебалась - лояльность к Кеннеди спорила в ней с личными чувствами. Онассис к тому времени стал в Америке если не персоной нон грата, то близко к тому - особенно из-за своих связей с захватившей власть в Греции хунтой. Брак с ним мог изрядно повредить Роберту во время президентской гонки, в которую Кеннеди, после некоторого колебания, всё же вступил. Джеки опасалась за жизнь деверя, не по наслышке зная, как опасна может быть верховная власть, но была готова помогать ему всеми силами. Но в то же время она понимала, что после избрания Роберта президентом в центре внимания окажется новая Первая Леди, а её отодвинут на задний план. А если не понимала, то ей помогли. "Ах, как будет здорово, когда мы вернёмся в Белый Дом!" - как-то воскликнула Джеки, когда выяснилось, что Роберт лидирует в опросах общественного мнения. Но присутствующая тут же жена Роберта Этель её осадила: "Что значит "мы"?
Роковой выстрел в отеле "Амбассадор" положил конец всем сомнениям. Джеки узнала обо всём от дозвонившегося ей среди ночи Стаса Радзивилла, и именно она вместо полностью деморализованной Этель отдала приказ отключить Роберта от систем жизнеобеспечения, когда стало ясно, что он уже не встанет. Смерть деверя стала для неё едва ли не большим ударом, чем смерть мужа - тогда был хотя бы Роберт, который мог её утешить и поддержать, а теперь не стало и его. Похороны Джеки как-то выдержала, но после впала в невменяемое состояние. И, разумеется, Онассис не мог упустить такой возможность проявить рыцарство и утешить даму в беде.
Пожалуй, даже можно сказать, что Джеки действительно была влюблена в Онассиса - во всяком случае, когда её искренний друг и финансовый консультант Андре Мейер предложил ей свою помощь с брачным контрактом, она отказалась от его составления, сказав, что не хочет продаваться. И уж точно она желала этого замужества. То же чутьё, что когда-то помогло ей найти союзника в клане Кеннеди, завоевав Джозефа, отца Джона, теперь помогло ей найти союзника и в семье Онассиса - им стала старшая сестра Аристотеля Артемида Гарофалидис, имевшая на брата немалое влияние, и очень боявшаяся, что тот женится на Каллас. Джеки же у неё никаких возражений не вызывала. Что же до самого Онассиса, то его отношение к Джеки исчерпывающе характеризуется его же фразой, сказанной им, когда стало известно, что по поводу его бракосочетания пошутил даже Мао Дзэдун: "Вы только представьте себе, пока я не женился на Джеки, меня в Китае никто не знал. Поистине она последний бриллиант в моей короне".
Поскольку Джеки с Аристотелем некоторое время не афишировали свои отношения, известие о грядущей свадьбе стало громом с ясного неба. Мать Джеки узнав, что её дочь собирается замуж за этого "дикаря", пришла в ужас. Ли почувствовала себя преданной - она сама имела виды на Онассиса, но сестра в который раз обошла её на повороте. Кеннеди тоже были мягко говоря не в восторге, но громко вякать не посмели - предвыборная кампания Роберта во многом проходила на деньги Онассиса, а такие услуги не забываются. Так что Кеннеди пошли на компромисс - пусть Джеки выходит за кого хочет, раз уж не удалось её отговорить, но не в Штатах, а в Греции. С последним Джеки с готовностью согласилась. Ватикан объявил её грешницей, запретив причащаться. "ДЖЕКИ, КАК ТЫ МОГЛА?" - выразила мнение общественности одна из газет (между прочим, шведская). Дети Онассиса, всё ещё наивно надеявшиеся на воссоединение родителей, тоже были в ужасе, а старый недруг Ниархос, по свидетельству очевидцев, "чуть не лопнул от злости". В общем, едва ли не единственным человеком, искренне поздравившим Джеки, оказалась бывшая свекровь. При жизни Джона женщины не слишком ладили, но после его смерти внезапно обнаружили, что у них немало общего. Пройдя через брак с Кеннеди, Джеки в полной мере поняла, что пришлось вынести Роуз, и прониклась к ней искренним сочувствием. Ну а самой Роуз Онассис просто понравился. Когда-то отрёкшаяся от родной дочери из-за её брака с разведённым иноверцем, теперь миссис Кеннеди и бровью не вела, хотя Аристотель не был католиком, и был разведён.
Свадьба состоялась 20 октября 1968 года на принадлежащем Онассису острове Скорпиос. И чтобы там ни говорили скептики, молодожёны казались страстно влюблёнными друг в друга.


@темы: Да, были люди в оно время