Мари Анж
А что, если я лучше моей репутации?


Скоро выйдет, или уже вышла вторая часть, а я ещё и по первой не отписалась! Исправляюсь.
Руппи, любовь моя! Вот таким, когда-то я думала, станет Ричард, но не вышло. Зато теперь нам как бы в компенсацию дан Фельсенбург. Взросление, становление, превращение просто симпатичного юноши в неординарную личность. И его знакомство с Селиной... многообещающее такое. Ни одна женщина не разлучит его с морем, да. Что женщина может и не захотеть разлучать его в морем, в голову пока не приходит. Ну ещё бы, при такой-то маменьке. А как забавно он поразился, что можно накатать матери длинное письмо, и отправить его, даже не перечитывая!
От Кальдмеера и за Кальдмеера обидно. Неужели так и проживёт всю оставшуюся жизнь с перекошенными мозгами? Эх, к Левию бы его ("Не клевещи на спасших тебя, и Создатель тебя не осудит!"), да уже невозможно, увы.
Капрас со своей Гирени трогателен до невозможности. И в Гайифе люди живут, теперь мы можем изнутри взглянуть на страну, про которую до сих пор знали лишь то, что она - враг Талига. Честно, мне маршала уже заранее жаль, когда он поймёт, что собой представляют те, на кого он пока ещё пытается надеяться. Потому что выбор тогда перед ним в полный рост встанет - никому не пожелаешь. Расколоть (фактически предать!) любимую страну, или смириться с тем, что в ней творится такое...
От сцены в сожжённом поместье меня пробрало. Особенно, когда вернулся тот парень, ещё не зная, что родной дом стал пепелищем с обгорелыми трупами. Как-то так иногда бывает, что цепляет какая-то мелочь, казалось бы, совершенно незначительная, и доводит почти до слёз. Для меня такой мелочью стало, когда он отгонял кошку и твердил про хорошие овощи, что выращивались в поместье - а всех, кто их выращивал, всех, кого он знал, уже нет в живых...
Отец Иполлит понравился - ну, теперь, без Левия, не одному же Бонифацию за умных и порядочных священников отдуваться. Хотя есть ещё Орест и Пьетро, но они слегка особь статья. А вот от Прибожественного Сервиллионика мороз по коже - вроде не глупый, не трусливый, не такой уж злой (ну, не стал разбираться, что к чему в поместье, так и Капрас думал, что там разбойничье гнездо), а всё равно чувствуется в нём... даже не гниль, в том смысле, который я обычно в это слово вкладываю, а что-то нечеловеческое. Фанатик. Зато теньент Левентис чем дальше, тем большую симпатию вызывает.
Мэллит и Лионель - неожиданно, но она вполне подходит под определение Рокэ: статуэтка с секретом. Сначала я думала, как и многие, что Лионель с Селиной сойдутся, но что-то царапало: когда он её в одной из прошлых книг обнимал, как младшую сестру, которой у него никогда не было, помню, мелькнула мысль - не самая подходящая почва для возникновения любви. Зато теперь всё сошлось. Давенпорт, отстань, ты неплохой парень, но до такой девушки не дотягиваешь, ищи себе кого-нибудь попроще. И не виси над душой, тебе уже сказали "нет". так пора бы понять, что "нет" значит "нет", а не "дайте мне возможность поломаться".
Зато предвижу, какие ушата э... субстанции польются (уже полились, наверное) на Мэллит из-за Габриэлы. Вот если бы она её от великой любви прикончила, как Гизелла или Дик, то её бы где-то поняли и пожалели. А желание всего лишь кого-то спасти... Фи, для романтично настроенных это не вариант.
Селина - прелесть что за девочка. Совершенно убойное сочетание наивности и мудрости.
Жермон и Ирэна - тоже неожиданно, но тут я имею полное право торжествующе воскликнуть: "А я знала, а я знала!". Когда-то проскочил спойлер, что Жермон женится, и я тогда в порядке бреда выдвинула предположение: а не на Ирэне ли? Просто потому, что в местах, где он обретается, другой известной мне подходящей женщины нету. Немного смущает только скоропалительность: разок увидел, тут же женился. Впрочем, на войне живут быстро...
Юлиана - ну, вот всем хороша. Любящая, храбрая, верная, добрая, даже не сказать, что глупая... Но какая же она за-ну-да!
Супруги-преосвященства поднимают настроение при любом своём появлении. Нашли друг друга наконец-то. И Хогберт! Хогберд объявился!
Арно и Валентин наконец-то подружились, приятно читать. Только вот с Гизеллой Арно сглупил, конечно. Романтизм ещё не выветрился, цинизма не нажил. Её нужно загнать в угол и заставить выслушать, ага. А то она сама, бедняжка, не ведает, что творит. Хотелось денег и красивой жизни, а папа знай твердит о чести и достоинстве. Представляю, как Арлетта обрадовалась бы такому "подарочку". Впрочем, Жермон тоже затянул, что не виноватая она, он сам пришёл, так что, возможно, и не в юности тут дело. Зато Лионеля теперь будут пинать ещё и за этот расстрел.
Эпинэ нежно люблю с самой первой книги, с тех пор он меня не разочаровывает. Быть ему и дальше маршалом, как бы не брыкался.) И всё-таки он неисправимый романтик. Не мог Алва не полюбить Катарину. Ага три раза. А вот Мевена жаль, даже почему-то больше, чем Марианну. Тогда найери спасала Роберу жизнь, и Марианна, если б её спросили, уверена, что согласилась бы. А тут - нет, вернуть Валмону ноги, конечно, дело хорошее, но речь о жизни и смерти всё же не шла.
А вот Капуйль-Гизаль тот ещё жук, оказывается. Нет, я, конечно, знала, что он себе на уме, но он ещё один сюрприз преподнести ухитрился. Просто бизнес, ничего личного...
Марсель традиционно хорош, Лионель - вот же тварь закатная, иначе не скажешь. Но умница, люблю умных людей. А таких женщин, как Этери, уважаю. Ведь всё под откос, родитель ею постоянно торговал, чтобы в конце концов она попала в хаблу, к симпатичным, если со стороны смотреть, но дикарям - со своими пятью языками, рисованием и прочим образованием. И ни слова жалобы (единственный раз, когда расслабилась под випивкой, не в счёт), ни попыток кому-то за что-то отомстить, готова выполнять всю жизнь свой долг, рожая мужу детей, нося ожерелье из косточек абехо, и прочая, и прочая, и даже хранить супругу верность. Один только раз ему изменить, чтобы хоть почувствовать, что это такое - когда ты сама выбираешь!
Ну и - ура, ура! - долгожданное явление народу в финале!

@темы: Книги